Тайный союз

Александр Литвинов
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Однажды в чудесное теплое лето я обрёл удивительного школьного друга. И мы создали наш уникальный тайный союз, который я вспоминаю с теплотой и немного с грустью…

0
222
1
Тайный союз

Читать книгу "Тайный союз"




Александр Литвинов
Тайный союз

Ты не поверишь, но я был почти сектантом. Сейчас и не вспомнить, кому из нас пришла в голову идея организовать это строго засекреченное общество с религиозным подтекстом: мне или Дюше. Да-да: два мальчика, которые получили начальное образование, организовали самое, что ни на есть, серьезное общество. Ох, и важности в нас было! Сейчас-то весело вспоминать об этом незабываемом приключении и чуть-чуть грустно от того, что не вернешь беззаботного настроения, с каким провели мы с Дюшей то яркое лето. Почему мы с Андрюхой никому об этом не рассказывали? Потому что в эпоху романтического атеизма в СССР вера в Бога, мягко говоря, не поощрялась. Да и слово дали друг другу.

Нам было по одиннадцать лет, когда четвертый класс уже позади, а до нового учебного года впереди целых три месяца! Наши родители отправили нас в пионерский лагерь на две смены. Андрюха был скромным пацаном, особо ни с кем в школе дружбы не водил.

Отряд, в который меня и Дюшу определили, дожидался у школы автобуса. Ребята веселились, дурачились, а те, кто раньше побывал на отдыхе в лагере, рассказывали, как там хорошо. Только Андрюха кис в сторонке. Я подбежал к нему, легонько толкнул в плечо, спросил:

— Ты чего не радуешься, в лагерь неохота ехать?

— Охота, но я немного боюсь.

— Чего? — спросил я. Мне не верилось, что можно бояться лагеря. Андрюха долго мялся: поделиться со мной или нет? Потом, решившись, на ухо мне тихо проговорил:

— Сашка, а ты никому не расскажешь?

— Конечно, нет, — также тихо ответил я. Мне стало интересно узнать, чего он боится. Я нетерпеливо дернул его за рукав, поторопил: — Давай, рассказывай быстрее.

— Ладно. Но с условием, что мы будем крепко-крепко в лагере дружиться.

— Хорошо, — с удивлением ответил я. — Мы вроде бы и так никогда не ссорились…

— Да, не ссорились, — вздохнул он. Затем еще тише спросил: — Сашка, а ты пообещаешь, что, когда я тебе что-то расскажу, мы будем всегда вместе? Клянешься?

— Клянусь! — заверил я и по-пионерски вскинул руку ко лбу.

Дюша не успел рассказать о своем страхе. Потому что прибыл автобус и поднялась суматоха с погрузкой и отправкой нашей смены в летний лагерь. Подоспела бабушка Андрюхи, сунула ему пакетик с бутербродами, бутылку лимонада. Заметив, что я неотступно следую за ними, верчусь рядом, бабушка ласково посмотрела на меня, сказала:

— Ты, уж, Сашенька, не оставляй одного Андрюшеньку. А то он у нас больно стеснительный.

— А мы с ним теперь сильно подружились, правда, Андрюха? — рассказал я. — И не переживайте, Клавдия Васильевна — глаз не сомкну, а в беде Вашего внука не брошу.

— Как чудесно, Сашенька, обязательно тебя потом нахвалю твоим родителям, — обрадовалась и успокоилась она. И, повернувшись к Дюше, строгим голосом сказала: — Держись своего друга, Андрюшенька. И помни, что я говорила тебе дома перед отправкой в пионерский лагерь.

— Бабушка, я помню. Иди уже… — Дюше было неловко перед ребятами от того, что за ним такой пристальный присмотр со стороны взрослых. На нашу радость водитель несколько раз бибикнул, а вожатая выскочила из автобуса, позвала:

— Саша, Андрюша! Где вы там?! Быстрее в автобус, отправляемся! — Мы быстро пошли к автобусу, а бабушка вдогонку нас мелко перекрестила.

Мы во все глаза смотрели на мелькавшие за окном поля, леса, ручьи и реки, представляли, каким будет летний лагерь. И радовались, что будем почти два месяца без докучливого присмотра со стороны родителей!

Автобус въехал в большую деревню, завернул на огромный двор и остановился у крыльца большого, двухэтажного деревянного здания. Это была сельская школа-интернат, которую приспособили на летние каникулы для отдыха городских школьников. В классах вместо парт стояли кровати, а школьные доски были завешены чистыми белыми простынями, которые служили вместо экранов для проекции на них диафильмов.

Мы с Андрюхой сразу же настояли перед вожатой, чтобы наши койки в спальне были рядом. Обычно мы перешептывались на своих кроватях перед сном. Дюша тихо рассказывал о своем секрете, когда нас никто не мог слышать. Он говорил, что его бабушка верит в Бога и заставляет его молиться. Рано утром, еще до сигнала горна, Андрюха доставал из-под матраса иконку и что-то шептал, глядя на нее. Тоже самое он проделывал после вечерней зорьки. Только я знал, зачем Дюша с головой укрывался под одеялом.

Меня занимал один вопрос и однажды я не выдержал, спросил:

— Андрюха, а зачем ты мне рассказал, что молишься?

— Бабушка строго-настрого наказала, чтобы я с кем-нибудь из друзей поделился тем, что я верующий. И этот друг должен подтвердить ей после лагеря, что я два раза в день молился Богу.

— Хорошо, я скажу ей. А твои мама с папой знают и тоже верят в Бога?

— Ага. И в церковь по праздникам ходят. Только не говорят никому об этом. И ты никому не рассказывай, ладно?

— Честное пионерское, Дюша, никому не скажу, — дал слово я.

— А может быть мы вместе будем молиться? — с надеждой спросил он. — Мне так веселее будет.

— Давай, вместе. Мои родителя, ведь, не ходят в церковь. И я тоже не верю в Бога, но ради дружбы с тобой буду молиться. — Дюша накарябал на листочке слова молитвы и мне стало смешно, когда я их прочитал. Но я сдержался и не рассмеялся вслух.

— Эх, ещё бы найти, чем причащаться, — с грустью прошептал Дюша. Выяснив у него, что это за «зверь» такой, я предложил сделать ягодную настойку.

Вокруг школы вдоль забора раскинулся огромный сад с плодовыми деревьями и кустарниками. Мы незаметно от всех собирали крыжовник, смородину, промывали ягоды, затем слега подсушивали их. Потом ягоды складывали наполовину в трехлитровую банку, насыпали в нее сахар и заливали все это водой. Банка была спрятана в самом дальнем углу сада и сверху прикрыта ветками. Первая проба с компота нам не понравилась и я для ядрености добавил в него всякой разной травы. Я, конечно, слабо представлял, что нужно добавлять для настойки, но посчитал, что листья крапивы, смородины, шиповника, малины точно не навредят.

Недели через две после пробы настойки Дюша возвестил:

— Пора исповедоваться, Сашка.

— Ну, ты вообще, как в церкви…

— А ты не был ни разу и не знаешь, как по-настоящему в церкви. — Андрюха стал подробно мне объяснять, что такое исповедь.

— Не, Дюша, — сразу же я не согласился и замахал на него рукой, — мы так не договаривались дружиться, чтобы все тайны друг другу рассказывать.

— А я-то думал, что ты настоящий друг… А еще клялся… А я тебе самое тайное рассказал… — чуть не завсхлипывал он.

— Так и быть, покаюсь. Только и ты не рассказывай никому, что от меня услышишь.

— Тайна исповеди, друг, — тут же обрадовался он.

Так и назвались: «Тайный союз».

Мы рассказывали друг другу о том, что когда-то не послушались своих родителей и сделали навред им. Или о том, что кого-то из своих школьных товарищей понарошку обидели. О том, что на переменах списывали домашние задания у одноклассников. О том, что специально отпрашивались с уроков, чтобы сбежать в кино (в этом признавался только я). Мы нарочно сразу не выкладывали друг перед другом все наши проказы, чтобы их растянуть для исповедей до конца лагеря!

Откровения друг перед другом становились всё продолжительнее, банка опустошалась каждый раз стремительнее. Уже для настойки пошли в ход первые яблочки и высушенные на солнце грибы. Мы изо всех сил нашептывали иконке: «Да будет мир во всём мире! Спаси и сохрани, Отче! Аминь». И обильно смачивали горла настойкой.

Когда для первого причащения Дюша достал чайную ложечку, я сбегал на кухню и притащил разливную ложку для вторых блюд:

— Уж чтобы напиться крови Христовой, так вдоволь, — пояснил ему, с изумлением взирающего на кухонный предмет. — И тела Господнего жалеть не будем, — добавил я, доставая из-за пазухи половину нарезанного батона.

— Тебе хорошо, Сашка: ты можешь причаститься, а я нет, — грустно заметил Дюша.

— А почему тебе нельзя? — удивился я.

— Бабушка сказала, что причащаются только раз во время крещения.

— Дюша, но мы же не в церкви? Значит, будем причащаться после исповеди, когда захотим,

— Какой у нас хороший союз, — разулыбался Дюша.

— Наверное, мы уже какая-нибудь секта, — с этими словами я весело подмигнул ему.

— Почему? — спросил Дюша чуть испуганным голосом.

— Не знаю… — ответил я, неопределенно пожав плечами. — Вроде бы мы молимся, как в церкви, а не в церкви… Давай, Дюша, не будем думать об этом. Главное, что нам нравится и ни у кого в лагере нет такого секрета.

— Ага, Сашка. Жаль, что о нашем «Тайном союзе» никто никогда не узнает… — с легкой грустью заметил он.

Сколько выдумки и смекалки нам пришлось проявить, чтобы нас не засекли за молениями и причащениями. На кухне мы первыми вызывались, чтобы помочь поварам с мытьем посуды. А кусковой сахар и кусочки батона, которые были наградой за помощь, мы прятали за пазухой и, сделав круг до своего «склада», успевали на вечернюю линейку. И во время тихого часа отпрашивались в туалет, а вместо этого исповедовались в своей «тихой обители». А когда крутили диафильмы, мы тоже смывались втихаря. Конечно, другие мальчики и девочки заметили наши частые уединения и пытались нас выследить. Но мы, как опытные шпионы, раскрывали их коварные умыслы.

Самое удивительное, что нашу секту так и не рассекретили ни до, ни после закрытия летнего лагеря. Однажды в лагерь приехала Андрюхина бабушка. Проведать. И, наверное, он рассказал ей про меня. Потому что, когда мы с Дюшей вернулись в город и выскочили из автобуса, она подошла к нам, спросила:

— Ну как, ребятушки, весело отдохнули?

— Во, бабушка, — с восторгом ответил внук и выставил большой палец вверх.

— Вы не беспокойтесь, Клавдия Васильевна, — сказал я, — Дюша ни разу не пропустил молитву — я видел. Я тоже, ведь, вместе с ним молился.

— Какие хорошие вы мальчики, — сказала довольная бабушка. Затем, посмотрев на меня, добавила: — Я и родителям твоим, Сашенька, сказала, что ты хороший друг Андрюше. А они мне про тебя, что ты из троек не вылезаешь, что тебе только бы футбол во дворе гонять… Ну, поедем к нам, чаю попьем, а потом Андрей тебя проводит до дома.

Встретившись как-то случайно с Андреем через много лет, вспомнили то лето. Смеху было! В конце встречи спросил:

— Как, Дюша: ходишь в церковь, причащаешься?

— Нет, не хожу, — рассмеялся он.

— А что так?

— Положение обязывает, — чуть посерьезнев, объяснил он. Потом весело добавил: — Да и кровь Христова в церкви не чета нашей настойке!

Скачать книгу "Тайный союз" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Детская проза » Тайный союз
Внимание