Первая после бога

Катерина Снежинская
100
10
(1 голос)
1 0

Аннотация: В больнице Экстренной Магической и Традиционной Помощи работать всем нелегко. Но если уж выбрала такую недамскую специализацию, как нейрохирургия, будь готова к ежедневным неприятностям. Трижды спросят и за пьяницу с пробитой головой, и за звезду спорта, не способного на собственном драконе усидеть, и за женщину, до инсульта доведённую заботливым сыном....

0
463
48
Первая после бога

Читать книгу "Первая после бога"




Первая после бога

Катерина Снежинская

В больнице Экстренной Магической и Традиционной Помощи работать всем нелегко. Но если уж выбрала такую недамскую специализацию, как нейрохирургия, будь готова к ежедневным неприятностям. Трижды спросят и за пьяницу с пробитой головой, и за звезду спорта, не способного на собственном драконе усидеть, и за женщину, до инсульта доведённую заботливым сыном….

Глава первая

Пациенты делятся на две категории: одни считают, будто хирурги – это обычные люди, только со скальпелем. Мастаки вроде столяров или швей. Иные принимают их за богов. Но ошибаются и те и другие. Помните, коллеги: вы первые после лорда Солнце. Он распоряжается судьбами, а хирурги жизнями.

Из лекции по предмету «Общая хирургия». Заметки на полях тетради

Глава первая

Здоровых людей нет! Но есть не дообследованные пациенты

Вот чего в два часа ночи не хватает для счастья? Жёсткой как доска кушетки, накрытой давно нестираной простыней, и хлипкой ширмочки, отгораживающей от всего. Рухнешь плашмя, пристроишь гудящие от усталости руки под тощей подушкой, закроешь глаза – и спать, спать, спать… И чтобы снилось что-нибудь хорошее. Например, ничего: темнота, пустота, тишина. Такое вот оно настоящее счастье на седьмой час дежурства в приёмном отделении, будь всё неладно.

Но недаром же философы твердят: “Ощущение счастья скоротечно!”. Правильно, нечего расслабляться, привыкнешь ещё. Как потом мириться с суровой правдой жизни?

– Доктор Кассел, – за плечо трясли настойчиво, со знанием дела. Сразу чувствовалась практика: говорить надо негромко, но вкрадчиво, постоянно повторяя «доктор». И не прекращать трясти. А то врачи по ночам как опоссумы. Тоже любят мёртвыми прикидываться. – Доктор Кассел, вас в приёмник вызывают.

– Найдите Рейгера, – буркнула Дира в подушку.

Просто так буркнула, для порядка. Ясно же, что не отстанут, раз уж будить решились.

– Доктор Рейгер на операции и доктор Шеллер занят, – профессионально-извиняющимся тоном отрапортовала сестра.

Читай: «Я, конечно, всё понимаю, и мне тебя даже жалко. Местами. Но деваться некуда, дорогуша. Поднимай свою пятую точку и неси её в приёмный покой. А если б ты не наорала с утра, то я, может, ещё минут пять поспать дала».

– Что там? – сдалась Кассел садясь.

Сколько не три лицо, а муть перед глазами никуда деваться не желает. Умыться бы, да воду ещё до обеда отключили – водяные засор устраняют. А поскольку главврач, многоуважаемый доктор Зубер, им перед праздником Весеннего Равноденствия премию зажал, то в ближайшие двое суток воды можно не ждать. А умываться дистиллированной всё равно, что бумагой физиономию протирать – эффект тот же.

– Массовая травма, – мило улыбаясь ротиком, подведённым карамельно-розовым, сообщила Микка.

Ну, точно, а кто ещё? Наверняка в орлянку разыгрывали, кому будить идти. Не любят её медсёстры, ой не любят. Недаром же прозвищем Доктор С наградили. Хорошая кличка, многофункциональная. Каждый расшифровывает в меру своей фантазии и озлобленности: Доктор Стерва, Доктор Сволочь. Даже Селёдка, но это уже от мужиков.

– Иду, – кивнула Дира, ногой нашаривая под кушеткой мягкие тапочки, сгребая рассыпавшиеся волосы в узел.

Мистики утверждали, что к созданию Вселенной руки трое близнецов приложили. Но Кассел была глубоко убеждена: дева Ночь и её светлый братец лорд День никакого отношения к этому делу не имели. А вот Хаос от души повеселился и, вероятно, его вечеринка до сих пор не закончилась. В доказательствах теория не нуждалась. Чтобы убедиться в её правоте, достаточно заглянуть в приёмный покой Больницы Экстренной Магической и Традиционной Помощи часа в два ночи. Как раз тогда, когда мир не то чтобы с ума сходит, но в адекватности его возникают серьёзные сомнения.

Холл, выложенный кафелем, как коробочка бархатом, напоминал вокзал во время прибытия экспресса. Ну, или бал в больнице для умалишённых. Зелёные и красные огни распределителей над раздвижными стеклянными дверьми мигали в несинхронном ритме, от которого даже у здорового человека немедленно начиналась аритмия. Цветные розблески отражались от белых стен, пола, потолка. Мельтешили, рождая тени даже там, где их нет и быть не может – всё заливал безжалостный белый свет бестеневых драконовых ламп.

Без такого освещения не обойтись, но и проблем оно создавало немало – мечущихся духов-эвакуаторов, заведующих профильным распределением больных, почти невидно. Конечно, если столкнёшься с ними, то ничего страшного не произойдёт, врут сплетники. Не умеют призраки проклятья накладывать. Но всё равно неприятно, будто в прорубь нырнул. Да и сами эвакуаторы обижались, когда сквозь них проходили.

За длинной стойкой у стены холла орали регистраторы. Они всегда орали, будто на пожаре – профессиональный перекос. Как и умение общаться по трём кристаллам связи одновременно, при этом успевая ещё и формы заполнять, выдавать выписки, искать информацию в картотеке. За эти таланты им не только вопли прощали.

Рядышком со стойкой, что-то доказывая пустоте – или, может, спине регистраторши? – плевался от бешенства фельдшер в алой форме Службы Экстренной Помощи. Его понять можно – через весь город больного тащил, а в клинике его не принимают, ибо непрофильный. Волоки теперь в другую лечебницу. А мало того что это муторно, так ещё и начальство по головке не погладит. Транспортные ящеры в эксплуатации дороги, за каждый лишний километр меддепартамент три шкуры дерёт – могут и по шапке дать, и по зарплате.

На скамеечках, будто спёртых с того самого вокзала с экспрессом, страдали родственники пациентов. Они всегда страдали – это тоже неизменно. Кто-то плакал тихонько, кто-то просто сидел, вперившись в пустоту стеклянным взглядом. Таких персонал любил: водичку без просьб подносили, валерьяночку капали и к лечащему врачу провожали. Куда хуже те, кто руками размахивал, метал громы и молнии, перемежая их ещё более грозными чиновничьими фамилиями. И, багровея физиономией, обещал всех, ну буквально всех, немедленно уволить.

В приёмнике самые не беспокойные – это больные. Сидят, старательно тараща перепуганные глаза. А то и просто тихонечко лежат на носилках, будто стесняясь, что занятых людей отвлекают. Нет, бывает, конечно, что тоже вопят. Но этих зелёнкой помазать и пинком за дверь. Хуже, когда постанывать или вовсе хрипеть начинают. Вот тут жди, доктор, проблем.

В общем, кто там говорил, что мир создали леди Луна и лорд Солнце? Хаос самый натуральный!

– Что мне, Ирик?

На ходу застёгивая халат, Дира глянула на стеклянные двери. Красный огонёк, знаменующий прибытие пациента с магическим поражением, мигал быстро-быстро – вот-вот доставят. А зелёный просто горел, как лампочка. Значит, больной с обычными – не магическим – или сочетанного генеза[1] диагнозом уже у дверей.

– Драка в кабаке, доктор Кассел! – проорала ближайшая регистраторша. – Пятеро пострадавших, четверо без амулетов личности!

Доброй вам ночи, госпожа хирург! Раз без амулетов, значит, и без страховки. Хорошо, коли бедолага сможет промычать номер счёта. А если нет? Для нейрохирургического профиля это означает наложение повязки-шапочки и поцелуй в лобик. По крайней мере, понятно, почему доктор Шеллер трудолюбием в принципе не страдающий, вдруг оказался занят. Какой нормальный врач захочет разгребать такое?

– Пьяные?

– А как же! – весело осклабилась толстуха и тут же рявкнула в кристалл. – Больница ЭМиТПи слушает!

Дира только посочувствовала тому, кто рискнул связаться с регистратурой. Ей бы после такого приветствия никакой помощи не захотелось. Разве что капель успокоительных.

Кассел одёрнула халат, не торопясь, направилась к выходу, над которым зелёный костерок на миг вспыхнул особенно ярко и погас. Стеклянные двери разъехались, пропуская первые летящие носилки и вышагивающего рядышком фельдшера в алой форме, в поднятой руке держащего капельницу.

– Принимайте, доктор С, – осклабился парень – работники СЭПа никогда тактичностью не отличались. – ЧМТ[2] как по учебнику: головная боль, рвота, кратковременная потеря сознания, брадикардия[3]. Во время госпитализации пациент ушёл в сопор[4] и, кажется, намылился в кому.

– Данные давай, – буркнула Дира, протягивая руку со считывающим кольцом к висящему на поясе весельчака планшету, а сама через плечо санитару поглядывала – в холл ещё четверо носилок плавненько впорхнуло. – Самый тяжёлый?

– Угу. Остальные так, по мелочи. Официантку ребята не поделили, – веселился сэповец. – Вот этому страдальцу чем-то вид подавальщицы не угодил. Ну и назвал падшей женщиной. А она, недолго думая, хватанула мужика бутылкой по башке. Тут уж и другие подтянулись. Сама-то дива тоже на подлёте, запястье вывихнула, бедняжка.

Ну нет, вывихи не сюда – это в травмпункт. С Кассел и пробитой башки хватит. Как раз будет, чем до утра заняться. Если, конечно, лорд Солнце улыбнётся благосклонно и гуляка на столе не помрёт.

– Давайте его на просвечивание к техникам, а потом во вторую операционную, Микка, – скомандовала доктор карамельногубой сестричке, усиленно строящей за её спиной глазки санитару. – Кровь на анализ, сканер, техника сразу вызови, а то пока его дождёшься… И начнём помолясь.

Блондинка скривила розовый ротик: вот ведь угораздило занудой родиться. И всё при ней, некоторые даже красивой считают, мужики засматриваются. Но нудила и стерва! Хирург, богами поцелованная! И что? Любят-то не за умение скальпелем махать.

***

Спасение было совсем близко – ну буквально рукой подать. С пятиминутки сбежала, больных по смене так передала, частным порядком, а на конференции без неё обойдутся. Даже переодеться успела. Теперь только информационный кристалл в регистратуру сдать – и здравствуй, свобода! Карты она завтра заполнит. Всё равно сил нет никаких. Даже ключ от дома мимо кармана сунула. Пришлось, охая, как старая бабка, нагибаться, лезть под шкафчики. А, между прочим, поясница после суточной смены болела так, словно вместо позвоночника кочерга раскалённая, да ещё и кривая.

Вот пока она за ключами лазила, свободе и надоело Диру ждать. И вместо светлой надежды на чистую мягкую постель, в ординаторской леди Эр появилась.

– Меня здесь нету, – простонала Кассел, – я уже дома. Нет, не так! Я на полпути к дому и поэтому связаться со мной никакой возможности!

– Ты здесь есть! – решительно не согласилась секретарша заведующего отделением, поправляя безумно стильные, узкие, даже хищные очки. Правда, полупрозрачные и дымчатые. В смысле, будто из тумана слепленные. Впрочем, для духа некоторая нематериальность нормальна. Как бы они ни старались на живых походить, реальные предметы всё равно проваливались сквозь призрачные тела. – Прости, Дир, но он мне голову открутит, если тебя не приведу.

– То есть, лучше, чтобы мне открутил? – с нескрываемым скепсисом поинтересовалась Кассел.

– Лучше, – не стала кокетничать Эр. – Моя голова, может, и не совсем материальна. Но дорога как память о давно ушедшей жизни. Кроме того, его ор я тоже переношу с трудом. Так что, двигай дорогая! Ать-два, левой-правой! Вперёд, на вправление геморроя.

Скачать книгу "Первая после бога" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
1 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Фэнтези » Первая после бога
Внимание