… по прозвищу Кобра

Михаил Востриков
100
10
(2 голоса)
2 0

Аннотация: Месть! Сладкое, холодное слово..., как змея! И кто же я - Светлый ангел того, кто Имя, или Инферно - изначальное древнее Зло?

0
628
37
… по прозвищу Кобра

Читать книгу "… по прозвищу Кобра"




Глава 30. Улица Немытые рожки, дом 6.

Эпилог

… по прозвищу Кобра

Глава 1. Незваные гости

Дубовая дверь тихонько скрипит и в мою комнату без стука входит мама Ани https://author.today/reader/284234/2578880

Мама Ани всегда так входит в мою комнату, без стука… Она, конечно, всех нас любит, но считает своей безраздельной собственностью, поэтому, какой стук в комнату к собственному младшему сыну? Правильно, никакого…. Пока, по крайней мере. «Вот вырастешь, выучишься, станешь таким же большим и сильным, как твой старший брат Эжен, уже тогда… может быть» — видимо, так думает мама Ани.

— Экола, соня, ты, садовая, давай уже, просыпайся, — входит в моё сознание ласковый, но настойчивый голос мамы Ани, — Одевайся и приходи к нам, все уже ждут. Да, да, ты уже большой, тебе 14 лет, и по закону ты обязан принимать участие в обсуждении всех важных семейных дел рода https://author.today/reader/284234/2579376

Я лежу на своей кровати под одной лёгкой простынёй. Окно в комнате отрыто, жарко… За окном, на подоконнике слышна бестолковая возня, топотня и чириканье. Это я бросил туда хлебные крошки с обеденного стола. Издалека слышу негромкое мерное постукивание. Я знаю этот звук. Это вертикальное водяное колесо на проточной плотине пруда, которое крутит длинное бревно с ремнями приводов различных механизмов на нашей алхимической фабрике. Раньше, пока не сделали водяное колесо, это делала четвёрка гигантских геррских четырёхрогих буйволов, мерно ходивших по кругу, друг за другом, и поворачивая огромное горизонтальное колесо, которое крутило бревно с приводами. Под этот мерный стук я и прикорнул после обеда. Чего же за это сразу «соней» обзываться?

А до обеда мы всей семьёй работали в саду, опрыскивали яблони, собирали падалицы, пололи огородные грядки, удобряли приствольные круги. Обычная домашняя работа. Можно было бы пригласить садовника, но мы любим так, чтобы вместе, всей семьей. Конечно, когда есть возможность и все дома. Сегодня выходной, все дома и такая возможность есть. Все друг друга стебают и все над всеми хохочут. Мой старший брат Эжен отпустил бородку и теперь считает себя неотразимым! https://author.today/reader/284234/2579259 Ох-х, и досталось же ему… В общем, весело провели время.

— Экола, сынок, ты выполнил задание на лето по математике, или опять… «…у меня каникулы и до осени меня не трогать»⁈ И что, твоя рука? — спрашивает мама Ани.

— Да, мам, всё выполнил, рука заживает и уже не болит — киваю я на раскрытую тетрадь, лежащую на столе и демонстрирую перебинтованную руку. Ещё неделю назад я случайно, но довольно сильно прижёг себе внешнюю сторону запястья левой руки, когда вытаскивал из костра печёную картошку, приготовленную по рецепту моего деда Сима «когда я был молодым…». Ничего страшного с моей рукою не случилось, но мама Ани кудахтала до тех пор, пока руку мне не посмотрел и не подлечил мой отец Мих. https://author.today/reader/284234/2579303 Он «золотой» маг, лечить умеет…

— Хорошо. Тогда, давай, вставай, сейчас вместе быстренько уберём твою комнату и спустимся к нашим… заодно и поужинаем.

— Ну, если я уже большой, может ты, мам, уже будешь стучаться, когда входишь в мою комнату? — бурчу я, скидывая ноги с кровати и быстро напяливая на себя тонкий нитяной свитер и свободные штаны из конопляного холста. Ну, какие летом брюки…

— Че-е-го⁈ Стучаться⁈ — мамин голос не предвещает ничего хорошего.

— Иду, иду, уже! — я всовываю ноги в удобные мягкие башмаки из хорошо выделанной козловой кожи. Ходить в таких, одно удовольствие. Это не твёрдые форменные колодки столичных школяров, которые, когда идут строем, копытами стучат на весь квартал, как стадо бычков.

По летнему времени, мама Ани в длинном домашнем платье с открытыми плечами и большим декольте. Моему отцу Миху это платье о-очень нравится. Вообще, повезло моему отцу Миху с женой, а мне с матерью. Умница, красавица, отличная хозяйка. На ней весь дом. При этом, она родила и вырастила двоих сыновей.

Мама Ани берёт веник, а я подхожу к столу, закрываю исписанную математическими формулами тетрадь и на главной странице про себя читаю имя того, кому она когда-то принадлежала.

— Экола Бести, ученик 1-го класса «Алхимической школы великокняжеского Учёного Двора в Мане», — н-да, как это не удивительно, но теперь меня зовут именно так.

А ведь, буквально, неделю назад меня звали Антон Максимович Архипов, 62 лет, профессор-химик из Москвы, химфак МГУ, женат, имею двух взрослых дочерей и двух прелестных внучек. И которого дёрнул же чёрт поехать на конференцию в университет города Бозмен, штат Монтана, США, делать доклад по моим новым исследованиям в области химической очистки газовых потоков. Абсорбция, адсорбция, вот, это всё…

Ну, как же, гордынька взыграла… Американцы лично пригласили, оплатили билеты, встретили, поселили, защёлкнули на левом запястье неснимаемый медный браслет — он же вездеход, маячок и платёжное средство. Полагаю, электронный чип этого замечательного браслета встроен в логотип университета в виде большой буквы «М», стилизованной под старину. Я личный гость ректора университета, а значит, без ограничений — ходи по всем этажам, ешь-пей в университетских столовках и ресторанчиках, отоваривайся в небольших магазинчиках с логотипом университета на вывесках… всё по приложению буквы М к считывающему устройству. Если, ты вдруг, потеряешься в городе, то по маячку найдут… и спасут, шучу! А когда будешь уезжать, милые девушки-студентки на Reception кампуса отключат и снимут браслет специальным механическим приспособлением. Очень удобно! И даже можешь взять браслет домой, на память, как сувенир. У нас в МГУ бы так…

А ведь говорили мне знающие люди, ведь, предупреждали — не езди сейчас в Америку, вулкан Йеллоустон может взорваться в любую минуту… И он, гад, взорвался! Всё произошло неожиданно и быстро… Вот, я стою на университетской трибуне, раскладываю свои бумаги и готовлюсь к докладу. Вот, ассистент настраивает проектор, подключенный к компьютеру с моею флешкой, там слайды к докладу.

И вдруг…

За панорамным окном университетского кампуса с красивым видом на университетские корпуса и заснеженный горный склон с чуть дымящимся вулканом… слышу нарастающий гул и вижу бурлящее пламя вместо воздуха…

Миг, и триплексное стекло окна разлетается на фрагменты, пропуская сквозь себя ярко светящийся рой раскаленных брызг.

«Тысяча градусов Цельсия!» — проносится в моей голове.

Я машинально обхватываю голову обеими руками. Так учат делать в самолётах при возникновении опасности. Но мелкие раскалённые иглы уже впиваются в моё тело.

Гибель профессора Архипова

Ещё миг, и на меня начинает падать бетонное потолочное перекрытие. Время замедляется, и я вижу, как это перекрытие медленно летит, но… ничего поделать уже не могу. Чувствую жгучую боль от сильнейшего ожога на левом запястье. О-о-о, Боже, как больно…! Звуки уходят… темнота.

И хотя катастрофа была очевидна, никто в неё так до самого конца и не верил. Всё, как всегда, все надеялись на русский «авось». Авось, проскочит. Не проскочило! И вот теперь я здесь.

Я вновь открываю тетрадь и читаю на крайней странице несколько записанных мною вопросов, все пока без ответов:

Как я сюда попал?

Зачем я сюда попал?

Что с моей семьёй?

Можно-ли вернуться назад?

Однако, нет худа без добра. Умер там стариком, зато получил второй шанс прожить жизнь заново. Пусть и не в своём мире. Зато теперь мне не шестьдесят два, а лишь четырнадцать и я не старик-профессор, а младший сын в небольшом княжеском роде из Красной Окумы. Ещё неделю назад я бы расхохотался, узнав, что в мире ещё осталась какая-то средневековая кастовость, а вот теперь мне совсем не смешно. Она есть и, причём, с очень жёсткой иерархией! И обо всём этом мой Экола знает очень хорошо. А теперь знаю и я.

Потому, что теперь я и есть Экола! Слияние памяти двоих с доминированием и эмоциональной привязкой одного — меня, так это, по-моему, называется в попаданческих книжках…

Я убираю тетрадь в холщовую ученическую сумку, встаю со стула и подхожу к карте, что висит на стене. Провожу рукою по старой, пожелтевшей от времени бумаге и, вздохнув, всматриваюсь в этот удивительный мир, в который чья-то злая воля, а может быть и судьба, меня закинула.

Ох, уж эти наши старые карты мира! Лет 50–60 назад, их просто перерисовали с тех, которые смельчаки из археологической экспедиции великокняжеского Учёного Двора в Мане нашли в развалинах древнего города на той стороне Сулойских гор. Представляете, храбрецы-учёные перелетели горы на воздушном шаре и даже сумели на нём вернуться назад! Но никаких Сулойских гор на тех найденных картах не было. Потом уже… наши их попросту пририсовали, по факту!

И вдруг…

— Мама, стой, где стоишь и не шевелись! Я посмотрю… — громко и чётко командую я маме Ани.

Мама Ани с веником в руках испуганно застывает на месте. Она всю свою сознательную жизнь живёт в семье магов и не раз уже слышала такие команды. И знает, что этим не шутят. Они маги, им виднее. А её младший сын Экола… он тоже будущий маг. В общем, сказано — стоять, значит, нужно стоять! Разбираться будем потом…

На левой руке мамы Ани отчётливо вижу какую-то полосатую тварь, присосавшуюся к коже. Тварь довольно большая, шевелит колючими присосками и мне даже кажется, что я слышу, как она хлюпает, косясь на меня мелкими чёрными глазками-бусинками. Кого же она мне напоминает? Бегемота? Нет. Опарыша? Да, опарыша, толстого, короткого, на ножках-присосках. Бр-р, мерзость какая.

— Мам, медленно, поверни голову и посмотри на свою левую руку! Что, видишь? — спрашиваю я.

— Ни-че-го, — тихо, по слогам, отвечает мама Ани, медленно повернув голову влево.

— Медленно, проведи ладонью по коже руки, что чувствуешь? — опять спрашиваю я маму Ани.

— Ни-че-го, — тихо отвечает она и я вижу, как мамина правая ладонь, не встречая никакого сопротивления проходит сквозь полосатое тело присосавшегося к ней упыря.

Всё ясно, это Прилипала! Он житель «Тонкого мира» или как его ещё называют «Мира энергетических сущностей». Из простейших. https://author.today/reader/284234/2578371

Откуда я это знаю? Да уж почитал я в своей длинной профессорской жизни разные умные книжки по религиозной и эзотерической тематике, и немало. А теперь, вот, своими глазами вижу настоящего Прилипалу. И я полагаю, что у меня начинают проявляться сверхспособности. Однако такой способности — видеть жителей «Тонкого Мира», ни у моего деда Сима, ни у отца Миха, ни у старшего брата Эжена, нет и никогда не было. Это что-то новенькое… видимо, индивидуальное уменье, как-то связанное с моим попаданием. Было дело, походил я на семинары в Московскую духовную академию к знаменитому катехизатору и апологету Алексею Ильичу Осипову, и про нежить теперь знаю не всё, но многое.

Я беру со стола карандаш, обматываю его обрывком ткани, окунаю в спиртовую лампу, спирт для ламп освещения мы тоже производим на своей фабрике. Спичкой зажигаю импровизированный факелочек и начинаю водить его пламенем по телу Прилипалы. Мама Ани стоит и не двигается, она понимает, что я что-то вижу и действую осознано, а не просто развлекаюсь.

Скачать книгу "… по прозвищу Кобра" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
2 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Попаданцы » … по прозвищу Кобра
Внимание