Место под тенью

Геннадий Марченко
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Он никак не ожидал, что, повздорив с начальником, перенесется из 2021 года в 1992-й. Вернее, в самого себя, только на 29 лет младше. СССР больше не существует, полным ходом идет передел собственности, и Сергей Сычин по прозвищу Сыч против своей воли окажется втянут в водоворот событий, от которых хотел бы держаться подальше.

0
388
58
Место под тенью

Читать книгу "Место под тенью"




Глава 1

– Сыч! Сыч, ты как, живой?

Сыч? Меня сто лет так не звали, со времён моей буйной молодости. Ну не сто, конечно, лет двадцать точно. И голос знакомый. Я бы даже сказал, что это Сева Сосновский, вот только не стало бывшего одноклассника семь лет назад, второй инфаркт из-за пристрастия к алкоголю и избыточного веса, да и голос слишком уж молодой. Такой у него был… Пожалуй, лет тридцать тому назад.

А что вообще происходит? Какие-то крики, мат… И голова, ужасно болит голова. Такое ощущение, словно по ней заехали обрезком металлической трубы, как когда-то по молодости в драке, в начале 90-х.

Я не без труда всё же разлепил веки, и увидел над собой… Снова зажмурился, потому что то, что я увидел, не вписывалось в рамки моего представлении о реальном мире. Либо я попал в какой-то другой мир, возможно, загробный, где встретился с призраками прошлого. Ну а как ещё можно объяснить то, что я увидел над собой лицо именно Севы Сосновского? Молодого Севы, своего ровесника тридцатилетней давности.

– О, вроде живой, – облегчённо выдохнул Сева. – И даже черепушка целая, хотя когда тебя по ней трубой долбанули, я думал, тебе всё, кирдык… Слушай, ну ты отлежись малёха, а я нашим помогу терновских добивать.

Добивать терновских? Что за бред… Ну да, бивали мы их в начале 90-х, когда делили, так сказать, сферы влияния. И как раз тогда, когда забили «стрелку» на пустыре за Терновским рынком, случилась решающая потасовка, в которой я и схлопотал по кумполу обрезком металлической трубы. Удар был подлый, сзади, когда я увлечённо пинал соперника, с которым перед этим махался один на один, и в итоге свалил на землю. Скорее всего у меня было сотрясение головного мозга, потому что, как я помню, меня три дня мутило и шатало, да и в студенческой поликлинике мне поставили аналогичный диагноз.

Снова открыл глаза и попытался приподняться на локте. Удалось, хотя в голове гудело и окружающий пейзаж так и норовил уплыть куда-то в сторону. Вдалеке мельтешили какие-то фигурки, кто-то за кем-то гнался, судя по всему, наши за терновскими.

Кое-как встал на четвереньки, затем, пошатываясь, всё-таки принял вертикальное положение. Потрогал затылок, пальцы нащупали приличных размеров шишку. Всё точь-в-точь, как тогда, в апреле 92-го.

Это что же получается, я каким-то образом оказался в своём собственном прошлом? Но при этом порой до мельчайших подробностей помня свою жизнь вплоть до сентября 2021 года, включая тот момент, когда мне поплохело и я потерял сознание.

А случилось это после того, как я отмудохал своего босса в его же кабинете. Началось же всё с приказа этого борова всем сотрудникам компании вакцинироваться от COVID-19, а когда я сунул ему под нос медотвод, он на моих глазах медленно, со смаком порвал документ на мелкие клочки и выбросил в мусорную корзину.

– Сычин, мне на хер не надо, чтобы из-за одного мудака со сраным медотводом все съе…лись на больничный, – процедил он, навалившись жирной грудью на стол, отчего тот даже сдвинулся вперёд. – Я сказал, вакцинироваться ВСЕМ! Чё на х… непонятно?!

Все последние четыре года, что я работал в этой московской компании по продаже автомобилей, мне приходилось терпеть хамство её директора, Лысова Игоря Петровича. Который, к слову, был на семь лет меня младше, но в его мировоззрении возраст подчинённого не играл никакой роли. Только с главбухом Лилией Витальевной этот хряк под полтора центнера весом общался более-менее учтиво, и то потому, что та приходилась родственницей его жены – на удивление стройной и воспитанной, в отличие от мужа, дамы.

Я пришёл на должность старшего менеджера, имея за плечами пятнадцатилетний опыт в сфере продажи автомобилей. И все эти годы держался под началом Лысова исключительно ради зарплаты, позволяющей вовремя выплачивать ипотеку за однушку в Бирюлёво. И платить-то оставалось всего шесть лет, мог бы промолчать и тупо привиться, невзирая на диабет и сопутствующие заболевания, включая тромбофлебит, но тут меня реально прорвало. И так с утра настроение было ни в Красную армию, а ещё этот ублюдок со своими прививками, к которым я и без того относился с подозрением. У меня двое знакомых, привившись, отбросили коньки, Лёха Макаров и Федя Коноваленко. Если Лёха, получив обе дозы, просто заболел «короной» и с 90 % поражением лёгких помер в больнице, то Фёдор хватанул тромб уже после первой дозы. Причём мог так же получить отвод по медицинским показаниям со своим диабетом, но решил привиться со всей семьёй. Привился…

Я же решил, что уж лучше переболею этой дрянью, а может, и вообще пронесёт, нежели самому совать голову в петлю. И теперь этот жирный ублюдок в своём кабинете на втором этаже автосалона мешал меня с дерьмом, как какого-то недоумка. Ну я и не выдержал, вспомнил свою бурную молодость. Схватил его за ослабленный узел галстука, дёрнул на себя и ладонью второй руки резко надавил на затылок, отчего ряха Лысова пришла в жёсткое соприкосновение с поверхностью стола. Отпустил галстук и глядя, как из разбитых носа и губ теперь уже, наверное, бывшего директора капает кровь, спокойно сказал:

– Короче, пидор толстожопый, я увольняюсь. Заявление сейчас напишу.

И пошёл выполнять обещанное, оставив Лысова испуганно-удивлённо таращиться мне вслед. Уверен, подобное с ним если и случалось, то очень давно.

Никто из сотрудников происходившего в директорском кабинете не видел, да и секретарши у него не было, так что никто ничего и не слышал. С бешено бьющимся от всё ещё кипевшей во мне ярости сел за свой стол, взял листок бумаги, ручку и… Тут-то у меня перед глазами всё и поплыло, а дальше меня накрыла тьма.

И вот теперь, получается, мне снова 21? Думал, такое только в книгах бывает, а оказалось, что и в жизни случается. Если это только не бред впавшего в кому человека. И почему апрель, ведь накрыло меня после ссоры с директором в октябре…

Вообще я подобную тематику не очень уважал, хотя фантастику с детства почитывал. Одно дело – космические корабли, неизведанные миры, и совсем другое – попаданец в прошлое, который только и делает, что ворует чужие песни, да ещё автор снабжает его какой-нибудь суперспособностью. Хотя мне медведь ещё при появлении на свет на ухо наступил, и с песнями точно не выгорит, пусть я честно по молодости и пытался научиться играть на гитаре, когда мы старшеклассниками собирались во дворе. Дальше стандартных аккордов дело не пошло. В компьютерах я тоже не большой мастер, дожив до 50 лет, так и остался обычным юзером, так что собрать на коленке мощную вычислительную машину мне тоже не грозит. И что остаётся? Идти уже когда-то проторенной дорожкой? Снова жениться, стать отцом дочки, развестись по причине обоюдной измены, в тридцать лет сорваться уехать в Москву в поисках лучшей доли и мыкаться по съёмным квартирам? Хорошо хоть на свадьбу дочки позвали, а маленького внука вообще только по скайпу видел. Разве это жизнь?

С другой стороны, если бы не встретил Верку, чей отец пристроил меня в свою фирму, может, так и куролесил бы с братвой. Не с этой бригадой, которая после одного ЧП оказалась обезглавленной, так с другой – некоторое из пацанов продолжили «весёлое» ремесло, позволяющее добывать вроде бы лёгкие, но в то же время зачастую омытые кровью деньги. И либо меня после очередной «стрелки» положили бы, либо я, как единицы из моего бывшего окружения, поднялся бы, открыл, к примеру, собственное охранное предприятие. Ну и спился бы в конце концов. А там до инфаркта или инсульта, как опять же случилось с отдельными моими товарищами, рукой подать. Хотя до цирроза быстрее добрался бы, у алкоголиков сосуды спиртом промытые, им инсульты в частности практически не страшны.

Тут меня замутило, и я выблевал на землю остатки завтрака. В той жизни вроде до блевотины не дошло. Вытирая губы рукавом ещё купленной до армии демисезонной куртки, всё-таки устоял на ногах. А мысли потекли в прежнем направлении.

На самом деле не всё так печально. Пусть точка бифуркации пройдена, и спасти СССР, как это делают попаданцы через одного, мне не суждено (да и не факт, что я стал бы этим заниматься), но есть возможность озаботиться собственным благополучием. Время сейчас такое, что обогатиться можно вмиг, впрочем, и жизни лишиться можно ещё более быстро. Но не будем о печальном.

А что у меня за спиной? 10-летка, секция бокса с 1-м юношеским разрядом. На 1-м курсе политеха, куда я поступил по специальности «Системы автоматизированного управления», отправился отдавать долг Родине. Решил, что уж лучше сразу отмучаться, чем идти в армию переростком и терпеть унижения от тех, кто на несколько лет тебя младше. Правда, на самом деле унижений особых и не было, подворотнички «дедам» не подшивал и унитазы лезвием не скоблил. Полгода учебка, потом разведвзвод в мотострелковой бригаде на границе с Афганом. Доводилось и стрелять, и однажды даже в рукопашной участвовать, на память о которой на левом плече остался косой шрам, а потом неделю провалялся в госпитале. Правда, и медаль «За отвагу» получил.

Не успел дембельнуться – Советский Союз приказал долго жить. Первое время как-то даже интересно было следить за происходящим вокруг, аж дух захватывало от обещаемых со страниц газет и телеэкранов перспектив. Оставалось только ждать наступления капитализма с человеческим лицом, когда у каждого появится возможность от не фиг делать заработать на квартиру и машину.

Восстановился на 1-м курсе политеха, на котором сейчас, выходит, и доучивался. Причем был старостой группы, так как оказался по возрасту самым старшим, да ещё и отслужившим в армии.

Согласно приказу № 55 от 31 января 1992 года «О дополнительных мерах по социальной защите учащейся молодежи» стипендия успевающим студентам и аспирантам высших учебных заведений выплачивалась в сумме не менее 80 и 100 % от минимального размера оплаты труда. МРОТ сейчас равнялся 342 рублям, а я считался всё-таки успевающим студентом, и получал на руки те самые 80 %, то есть 273 рубля.

Но и цены взметнулись так, что мама не горюй. На стипендию и пенсию бабушки тоже особо не пошикуешь, поэтому я, пользуясь молодостью и здоровьем, подрядился периодически разгружать вагоны. Это давало мне возможность не зависеть от бабули.

Отец с мамой давно развелись, батя пропадал где-то на северах, а мама вышла за бывшего одноклассника, тоже разведённого, и сейчас жила у него в Астрахани. Так же на Волге, как мы с бабулей, только наш город-миллионник располагался выше по течению. Мы же после её отъезда остались вдвоём существовать в двухкомнатной квартире в доме «сталинской» постройки на улице Пензенской. Улицу пересекали трамвайные пути, по которым с периодичностью в пять-десять минут громыхали трамваи 1, 6, 12 и 13 маршрутов.

Моя бабушка Валентина Прокофьевна в свои 74 года была в полном порядке, бегала, как электровеник и пребывала в здравом уме, а от происходящих в стране перемен не ждала ничего хорошего.

– Такую страну просрали, – скрипела она, попыхивая беломориной перед телевизором. – Сталина на этих сволочей нет!

Впрочем, убеждения не мешали ей зависать перед телеэкраном вечера напролёт, когда демонстрировались мыльные оперы или «Поле чудес» с ещё живым Листьевым.

Скачать книгу "Место под тенью" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Внимание