Atomic Heart. Предыстория «Предприятия 3826»

Харальд Хорф
100
10
(15 голосов)
15 0

Аннотация: Предыстория Atomic Heart — одной из главных игр 2023 года. Эксклюзивные иллюстрации и экшен-сцены, как в игре, погружают в атмосферу альтернативного СССР. Добро пожаловать в историю легендарного «Предприятия 3826» от изобретения полимера до дня запуска «Коллектива 2.0»! В 1936 году профессор Сеченов изобретает полимер — уникальный носитель информации нового вида. Полимер не требует цифровых кодов и электрических сигналов. Дальнейшие открытия приводят к новым гениальным открытиям и ускорению научного прогресса. Советский Союз становится ведущим производителем роботов. Под руководством лучших умов страны начинает свою работу сеть научно-производственных комплексов, известная как «Предприятие 3826».

0
6 333
93
Atomic Heart. Предыстория «Предприятия 3826»

Читать книгу "Atomic Heart. Предыстория «Предприятия 3826»"




***

Стоящий на письменном столе телефонный аппарат разразился звонком вызова, и сидящий за столом учёный в белом медицинском халате отложил перо. Он аккуратно отодвинул исписанный химическими формулами лист с ещё не просохшими чернильными строками и снял с трезвонящего на весь кабинет телефона трубку.

— Сеченов у аппарата!

— Дима! — В трубке глухо зазвучал голос Захарова. — У нас стряслась беда!

— Здравствуй, Харитон, — вздохнул учёный. — Ты уже в курсе? Наш проект признали слишком затратным и положили под сукно. Я видел резолюцию на нашей докладной записке, это почерк Сталина…

— Всё гораздо хуже, Дима! — перебил его Захаров. — Вавилова и Королёва арестовали! Их обвиняют в пособничестве врагам народа и в антисоветской деятельности!

— Как?! — ужаснулся учёный. — Когда?!

— Сегодня под утро, — мрачно объяснил Захаров. — Никто не знает, куда их увезли. Как бы после этого не пришли за тобой. Ты же возглавляешь наш проект.

— Надеюсь, до этого не дойдёт, — Сеченов скривился. — Товарищу Сталину понравились результаты предложенного мною лечения. На следующем же медицинском осмотре я буду ходатайствовать перед ним об освобождении наших друзей!

— Дожить бы ещё до этого медосмотра! — зло отрезал Захаров. — Пожалуй, не стоит дальше говорить на эту тему по телефону. Я выезжаю на вокзал, через три часа поезд. Завтра к полудню буду в Москве, сразу поеду в институт. Везу любопытные данные по результатам экспериментов и интересные гипотезы от наших коллег.

— Счастливого пути, Харитон, ждём тебя! — Сеченов повесил трубку и задумался.

Арест Вавилова и Королёва явился для него неожиданностью. Он надеялся на то, что у высшего политического руководства СССР хватит разума оценить всю глубину и масштаб перспектив, открывающихся благодаря полимерам и водородной ячейке, хотя на мгновенное согласие на столь колоссальные траты Сеченов не рассчитывал. Но вот аресты… Максимум, чего он ожидал, — это отказ от проекта, как оно в итоге и произошло. Кто же знал, что гнусные наветы подлецов-карьеристов перевесят весь сонм заслуг выдающихся учёных… А ведь Харитон предупреждал, что такое возможно. И оказался прав. Оставлять такое ни в коем случае нельзя, при первой же возможности Сеченов попытается убедить Сталина освободить Вавилова и Королёва или хотя бы добиться для них смягчения условий содержания. Пусть переведут под домашний арест, так они смогут продолжать научную работу.

Пока же придётся вести исследования без них. Это очень плохо. Два выдающихся ума за день принесут науке и стране в сотню раз больше пользы, нежели все те, кто добился их ареста, вместе взятые, за всю свою жизнь. И всё из-за чего? Из-за патологической зависти и жажды увеличения собственной значимости у злопыхателей, которые либо далеки от науки, либо, что многократно хуже, стремятся сделать карьеру любыми способами именно в научной среде. Сеченов испустил тяжёлый вздох. Сколько стои́т мир, столько им правит людской эгоизм. Правители рвут на куски планету в угоду своему эго, а эгоцентристы попроще сжирают друг друга и всех тех, кто вольно или невольно оказывается на их пути к власти. И цель их всё та же: стать ровней правителям и рвать планету на куски вместе с ними.

Если бы люди хотя бы на день отказались от эгоцентричного индивидуализма и смогли взглянуть на мир иным взглядом, свободным от мелочной меркантильности, убогой жажды собственной значимости и примитивной личной наживы, этот самый мир мог бы измениться до неузнаваемости. Имей человечество общие стремления, всё стало бы совершенно иначе: расцвет науки, торжество интеллекта, полёты к звёздам, освоение новых миров… Но подавляющее большинство людей интересуют лишь три вещи: власть, деньги и собственный статус. Так не может продолжаться вечно! Наука — вот что откроет миру глаза! И он сделает всё, чтобы это произошло как можно раньше.

Тема исследования пороков, которые несёт человечеству индивидуальность, давно уже принявшая ужасающе гипертрофированные формы, интересовала Сеченова с детства. Едва ли не с тех самых пор, когда будущий учёный, а в ту пору младой ребёнок, играя со сверстниками, наблюдал за первыми проявлениями эгоизма, выражающегося в детской фразе «Это моё!» и совершенно беспричинной злобе по отношению к тому, у кого есть некая игрушка, владеть которой тебе не повезло. Юный Сеченов уже тогда понимал, что совместными усилиями домик из снега можно построить гораздо быстрее, чем по одиночке. И если не делить лопатки, ведёрки и место на снежной поляне на каждого, а использовать всё имеющееся снежное пространство целиком, то места под домик выйдет больше и само строение, соответственно, получится крупнее.

Вроде бы мелочь, детские забавы, однако же дети в какой-то момент могут строить снежный домик сообща, позабыв об эгоистичных сентенциях. Длится такое, к сожалению, недолго и, что ещё хуже, случается нечасто. Но таковое по крайней мере бывает. Взрослые же без личной заинтересованности вообще неспособны к совместной беззаветной деятельности. Страх, выгода либо непреодолимая необходимость — вот все причины, заставляющие людей сплачиваться в общество. Не было бы ни одной из указанных причин, так человечество до сих пор жило бы порознь, каждый в своей норе, очерченной собственной государственной границей.

Но раз возможность беззаветного взаимодействия, не основанного на личной выгоде, имеется у детей, значит сама по себе она в человека заложена. Что, в свою очередь означает, что её можно выделить и сделать основополагающим фактором развития цивилизации. Общество, в котором каждый индивид ратует за всех, а не за собственное положение. Подобное общество, несомненно, может возникнуть исключительно на стадии высокоразвитого интеллекта, способного осознать все плюсы общественного по сравнению с минусами индивидуального. Это общество учёных, изобретателей и созидателей! Золотая эпоха развития цивилизации, торжество науки, квинтэссенция разума!

Дорога к обретению подобного состояния лежала через исследование загадок человеческого мозга, и путь в нейрохирургию оказался для молодого Сеченова предопределён. Родившись в 1900 году, он являлся ровесником нового, прогрессивного XX века и был полон решимости сделать его истинно прогрессивным на деле, а не только в лозунгах газетных передовиц. Изучать медицину Сеченов начал в шестнадцать, и уже в восемнадцать точно знал, где необходимо делать свои первые шаги на научной стезе. Именно в это время великий Бехтерев по поручению правительства СССР создал НИИ мозга Академии медицинских наук СССР. Молодой Сеченов подал документы на перевод туда немедленно.

Но в НИИ мозга не брали студентов, там работали опытные учёные. И для того, чтобы попасть в обучение к самому Бехтереву, пришлось приложить немало усилий. Спустя два года Сеченов добился своего, получив студенческое место у великого академика, и с тех пор наука поглотила его с головой. Свою первую научную степень Сеченов получил в 27 лет. Бехтерев тогда с гордостью назвал его лучшим своим учеником. К огромному сожалению, спустя месяц великий учёный скончался. Но его наука не пропала даром. Бехтерев предрекал, что в будущем человечество достигнет выдающихся ментальных способностей, ибо таковые заложены природой в структуру головного мозга, и тяжёлым физическим трудом вместо людей будут заниматься механизмы, являющиеся плодом творения высоконаучного разума.

Это подвигло Сеченова на углублённое изучение механики и вскоре натолкнуло на вполне логичный вывод: вершина эволюции сознания, человек-интеллектуал будущего, Хомо Футурум, будет являться не просто квинтэссенцией разума. Он будет являться квинтэссенцией человечества. Миллиарды людских разумов, по сути, объединятся воедино. И для обслуживания своих нужд и открытий им потребуется столь же огромная армия механизмов, способная действовать по приказу Хомо Футурум как единое целое. Иными словами, объединившиеся в коллективный разум Хомо Футурум будут управлять армией механизмов, которую также объединят в единый механический организм. Механический коллектив будет строить и производить, коллектив разумов будет творить и изобретать. Так будет выглядеть общество будущего, общество Хомо Футурум, единый высоконаучный коллектив!

В 35 лет, в 1935-м, Сеченов с блеском защитил докторскую и получил должность профессора в НИИ мозга. С этого момента он начал работу над собственным проектом, посвящённым исследованию коллективного разума. Через год, в 1936-м, он сделал своё первое основополагающее открытие, к которому шёл двадцать лет: полимер. Уникальная структура, основанная на свойствах кремния, углерода, германия, тяжёлой воды и волновой теории, заложенной его учителем, великим Бехтеревым. Открытие революционное настолько, что до сих пор в совершенстве понять весь его механизм, помимо самого Сеченова, смог только Захаров, его ближайший друг, соратник и единомышленник.

Полимер оказался действительно уникален. Не жидкий и не твёрдый, гибкий и пластичный, способный принимать любую форму и хранить память о ней в собственной структуре, полимер являлся идеальным кандидатом в носители информации нового вида, не требующие цифровых кодов и электрических сигналов. До этого состояния Полимер ещё предстоит довести, но Сеченов не сомневался в успехе. За минувшие два года они с Захаровым продвинулись настолько далеко и успешно, что решение этой задачи остаётся вопросом полутора-двух лет. Вопрос этот Сеченов считал решённым, ибо его главная цель простиралась значительно дальше.

Нейрополимер — вот что должно быть создано! Неэлектрический, самовосстанавливающийся пластичный носитель информации, управляющийся силой человеческой мысли! Именно такое вещество требуется человечеству для создания единого высоконаучного коллектива, в котором будут объединены общество людей и армия машин. Вот она, цель жизни! Дорога к ней будет нелегка и небыстра, но оно стоит преодоления любых преград! Воодушевлённый Сеченов начал бесконечный путь кропотливых исследований, но тут грянул 1937 год.

Советский Союз захлестнула волна кровавых чисток, которая не обошла стороной и НИИ мозга. Руководитель НИИ был арестован, признан врагом народа и расстрелян. Следом за ним были арестованы все научные специалисты, получившие должности в НИИ по его прямому указанию. Институт фактически оказался опустошён, лишившись всего старшего научного состава, и деятельность НИИ прекратилась. Академия наук срочно занялась реанимированием парализованного НИИ, и Сеченов, как перспективный молодой профессор, а также лучший ученик и известный последователь Бехтерева был назначен его руководителем. Академия наук поставила ему задачу заново наладить эффективную работу института, и Сеченов принялся за дело. Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло.

Став главой НИИ мозга, он сформировал новый научный коллектив, привлекая к работе единомышленников. В числе первых профессорскую должность в НИИ получил Харитон Захаров, имеющий к тому времени докторскую степень по медицине, и в том же году НИИ мозга приступил к проекту «Человек — Общество», целью которого стало создание человека будущего, свободного от всех пороков частного и индивидуального.

Скачать книгу "Atomic Heart. Предыстория «Предприятия 3826»" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
15 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Альтернативная история » Atomic Heart. Предыстория «Предприятия 3826»
Внимание