Солдат Империи

Андрей Земляной
100
10
(1 голос)
1 0

Аннотация: Владимир Соколов, волей мироздания, получает вторую жизнь в теле своего отражения.

1
1 457
52
Солдат Империи

Читать книгу "Солдат Империи"




Пролог и 1 Глава

Пролог

Володя, всегда был хорошим мальчиком. Как хотела мама — играл на баяне во дворце пионеров, и как хотел папа — собирал радиоприёмники, а временами исчезал из мира зачитавшись очередной фантастической или приключенческой книжкой, принесённой родителями с работы.

Всё благолепие закончилось, когда к нему пристала группа упившихся подонков, решивших поиграться с пацаном. Нет, ничего особенного. Просто избили бы до полусмерти, наслаждаясь страхом и болью человека, и после рассказывали таким же как они ублюдков, как они «поучили жизни» сынка интеллигентов.

Володя ещё сжимал в потной ладошке большой и длинный английский ключ, собираясь как минимум одному из них воткнуть железку в глаз, когда вонючие, пьяные быки стали валиться на подмёрзшую землю, падая от коротких, точных и злых ударов дворника Григория Степановича.

Как Володя обхаживал старика, как вставал в пять утра, чтобы подмести двор, чтобы к шести тот начал тренировку с ним, как по его рекомендации начал заниматься атлетикой, и неожиданно втянулся, история совершенно отдельная. Но баян он бросил, как бросил и заниматься другой красивой и статусной ерундой, любимой его мамой.

В итоге к восемнадцати годам, вырос довольно колоритным мужчиной. Больше ста килограммов весом и двух метров в высоту, с мышцами которым позавидовал бы любой культурист и простым улыбчивым лицом, в котором все видели печать некоторой дебиловатости, впрочем, прекрасно сочетавшейся с мощной фигурой. Мужчины видя эту конструкцию криво ухмылялись как бы намекая тем самым, что сила есть — ума не надо, а девушки нервно прикидывали габариты остальных, скрытых одеждой частей тела.

Но на самом деле, дебилом Владимир не был. Причем совершенно. Просто Григорий Степанович в числе прочих премудростей разъяснил ему, что означает выражение «козырь в рукаве».

Занятия со старенькой преподавательницей актерского мастерства не прошли даром и с четырнадцати лет, он умел двигался валкой походкой старого медведя, а при необходимости на лице появлялось выражение угрюмого идиотизма. Преподаватели в университете удивлялись тому, как он смог поступить, и ставили четверки даже не слушая ответ, упиваясь своей добротой по отношению к тупому громиле, а громила ничуть этим не смущаясь, ухитрялся запоминать учебник с первого прочтения наизусть.

Расколол его только начальник первого отдела института. Поймав Вовчика в коридоре перед деканатом, где тот ждал комиссию по распределению, он коротко бросив: — Зайди, — открыл дверь своего кабинета.

— Зачем ты это делаешь? — Спросил особист, когда Владимир осторожно присел на краешек казенного, протертого до фанеры, стула.

К чести Володи, он, мгновенно сориентировавшись в ситуации не стал юлить и пускать пузыри, а четко и внятно объяснил преимущества такого образа жизни.

— Тренер тебя очень хвалит. — Почему-то добавил особист и замолчал. — А зачем ты проиграл соревнования? Я же видел, реальных соперников у тебя там не было.

— А смысл? — Владимир пожал могучими плечами. — Был бы интересный противник, тогда да. А ломать ребят из-за медальки…

— Вот значит, как. — Начальник первого отдела положил перед собой средней толщины папку. — Тебя хотят видеть в одном учреждении. Рассказывать, что и как не буду, сам все увидишь. Но хочу предупредить, филонить как здесь, ТАМ, у тебя не выйдет.

За время учебы на новом месте, Володя освоил немало очень полезных на войне специальностей, но не приобрел «умения жить». Гарнизоны, горячие точки, госпиталя и разбитые девичьи сердца, все промелькнуло словно кадры учебного фильма.

Когда Советский Союз разнесло в клочья, словно обожравшегося динамитом хомяка, Владимир занимался довольно важным делом. Бегал, прыгал, торчал по шею в болоте, а иногда стрелял и убивал. В общем как Родина прикажет. Когда Родина сама оказалась в коме, большинство его соратников оказалось в чистом поле на семи ветрах, с пустыми карманами и в совершенно другой стране.

Имея столь внушительную внешность и подготовку, он мог оказаться и среди бандитов, и среди ментов, но, как и многие его сослуживцы, оказался в составе небольшой, но весьма уважаемой охранной фирмы. Руководитель организации, отставной полковник, отдавший всю жизнь службе в девятом управлении, случайно пересекся с Владимиром на рынке где шестеро босяков метелили торговца, не заплатившего вовремя.

Увидев это полковник, считавший всех бандитов своими врагами, успел только сделать два шага, как босяки, стали осыпаться на криво положенный асфальт, пачкая его своей кровью.

Когда стоявший в сторонке мужчина выхватил вытертый до белизны ПМ, полковник Сергеев, не размышляя одним коротким ударом отправил бандита на небеса, и удостоился короткого одобрительного взгляда огромного словно медведь здоровяка, уже расправившегося к этому времени со своими противниками.

За краткие секунды столкновения, мужчины успели мгновенно оценить уровень подготовки друг друга, и сделать соответствующие выводы.

Когда седой, но крепкий мужчина одним хорошо поставленным ударом прикончил того, кто мог создать определенные проблемы, Владимир лишь успел взглядом поблагодарить его и уже готовился скрыться в толпе, когда его остановил властный голос.

— Не торопись боец.

— Витя.

— Володя.

Когда полковник пожал широкую словно лопата ладонь, то с приятным удивлением отметил и аккуратное рукопожатие, и сухую жилистую фактуру.

— Десантник?

— Вроде того. — Лавочка в парке не располагала к задушевности, но опытному взгляду было заметно многое. И потертые пыльные штаны, и начинавшие расползаться кроссовки, и пусть прикрытый напускным равнодушием холодный оценивающий взгляд Владимира.

— Я руковожу охранной фирмой. — Полковник не стал ходить вокруг да около. — Никакого криминала, никаких бандитов в клиентах, полный официоз и все лицензии. Зарплаты у нас хорошие и без штанов не останешься. При конторе есть несколько комнат, можешь пожить пока там. Одежда если потребуется нечто особое, за счет фирмы…

Фирма — вольный агент минобороны, в переходный период занималась охраной разных объектов в Африке, и на пенсию Владимир Алексеевич, вышел с внушительным капиталом, и в звании полковника, добавив к пенсии вполне существенные деньги от военного ведомства.

Так и доживал потихоньку, уча детей странной смеси из военного дела и охраны труда под названием ОБЖ, и консультируя по видеосвязи молодых сотрудников разных госслужб.

И в тот день, он шёл домой, размышляя, о том, что было бы неплохо приготовить что-нибудь интересное, например, борщ, или котлеты по-Киевски.

Три молодых маргинала, словно вышедшие из его детства, обступили двух юных девчонок, испугано жмущихся друг к другу. Ситуация тем более необычная, что как таковую уличную преступность, давно прижали, и если подобное случалось, то исключительно по глухим углам, и несмотря на это полиция находила преступников в течение часа — двух.

Одна из девочек явно была слепой, сжалась словно под ледяным душем, и держала перед собой палочку, но как-то видимо видела, потому что крутила головой, точно останавливаясь то на одном то на другом человекообразном.

— А ну отвалили от девчонок. — Владимир оттолкнул одного из мужчин, и заслонил собой девчонок. Вопреки обычным сценариям, парни не стали вести разговоры, а сразу отступили на пару шагов, и в руках у них появились раскрытые складные ножи.

— Ясно. — Увидев расширенные до невозможности зрачки, и чуть синюшные помертвелые лица наркоманов, Владимир подался назад, отталкивая девчонок ещё дальше, качнулся вперёд, ловя руку первого в блок, вытащил из вывернутой руки нож, и без разговоров воткнул его в шею, протыкая артерию.

Нож второго принял на спиральный блок, и подтянув к себе, раскрошил горло ударом кулака, и почувствовав, как плеснуло огнём по животу, понял, что пробита печень, вложил в последнее движение всего себя, вскрывая грудную клетку третьего, выламывая ещё трепещущее сердце наружу.

Последнее что он помнил, лёжа на мокром асфальте, это громкий рёв девчушки, которая трясла его за пиджак, и кричала, глядя в небо незрячими глазами:

— Только не умирай, прошу!

1

Собирать дары мироздания тоже нужно уметь.

Адриан Кронштадтский. «Искусство быть разумным».

Продолжается визит главы дипломатического корпуса России, в Западный Туран — государство, раскинувшееся на Анатолийском нагорье и южном побережье Чёрного моря. С Тураном у России связаны самые разные страницы истории, от трагических, когда два народа воевали, не щадя своих сил, до героических, когда мы сотрудничали на благо мира и цивилизации. Об этом говорил министр иностранных дел, князь Лаврентий Безбородов. Он также подчеркнул неизменность курса России, на поиск компромиссов, и взаимного интереса во всех аспектах международных отношений.

Третий день в Государственно Думе идёт слушание закона о всеобщем военном образовании в начальных школах. Как и ожидалось, главными противниками закона выступают либеральные демократы, которые считают, что школьное образование должно быть предельно простым для школьников и дешёвым для государства.

Продолжается процесс по делу торговца Никанорова, обвиняемого в торговле и получении прибыли от враждебной страны, коей, по указу Государя объявлена Польша. Напомним, что ответственность по этой статье Уголовного Уложения составляет до десяти лет каторги, и штрафу в двукратном размере от полученной прибыли.

Российская Газета 5 мая 1961 года.

— Ваше величество, процедура хоть и экспериментальная, но совершенно безопасная. — Высокий худой старик с короткой стрижкой седых волос, в белой кружевной рубашке, и строгом чёрном сюртуке со св. Михаилом на двухцветной ало-белой ленте, говорил, почтительно склоняясь к человеку, сидевшему в кресле, высокую спинку которого украшал резной позолоченный герб.

Тот, кого называли «ваше величество», мужчина лет пятидесяти, одетый в егерский зелёный мундир с голубой выпушкой горных частей, но без знаков различия и орденов, нетерпеливо кивнул.

— Чем это грозит Наташе в самом худшем случае, профессор?

— В самом худшем случае, ваше величество, ей просто не станет лучше. — Архимагистр ритуалистики, и профессор Императорской Академии Энергетики, Карл Белогоров, склонился в поклоне ещё ниже. — Мы хотим, с помощью разработанного нами ритуала, выдернуть у принцессы воспоминания о том злосчастном случае, и поместить их в другого человека. Причём не только воспоминания, но и эмоциональное облако, плюс кармические узлы, и прочее. Единственная сложность, которую я вижу — возможный возврат воспоминаний в случае гибели реципиента. Поэтому, как только случилось… ну вот то… мы сразу стали искать достойный сосуд для ритуала, и почти случайно нашли совершенно невероятное. Ваше величество. Идеальный случай. Владимир Соколов, пятнадцати лет, совершенный дебил, от которого отказались родные, и помещённый в клинику, находящуюся под патронатом покойной императрицы. Мальчик на удивление здоров если не сказать больше. Будь он хоть немного умнее, мог бы стать отличным солдатом. Но там к сожалению, что-то повреждено в тонких слоях, и это неизлечимо. Зато он станет превосходным вместилищем страхов её высочества. Совершенный чистый лист, с фантастически здоровым телом. Естественно, его нужно как-то защитить, чтобы не допустить смерти, даже случайной. Боюсь, что повторно, ритуал будет уже не провести. Ваше величество, у нас одна попытка, и единственная надежда на результат.

Скачать книгу "Солдат Империи" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
1 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Евгений
Евгений
19 ноября 2023 23:51
Великолепная книга. Не лезет переделывать Историю!!!. Попал,влился,учится,воюет-хотят убить,а он не даётся))) Не супермен,но постоять за себя может.Всё логично,никаких роялей-всё своими мозгами. Ну и магия с везением
Внимание