Сегодня умерла человечность

Даниил Байчиков
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Юноша хотел получить бессмертие, и в итоге он его получил. Публикуется в авторской редакции с сохранением авторских орфографии и пунктуации.

0
181
7
Сегодня умерла человечность

Читать книгу "Сегодня умерла человечность"




Даниил Байчиков
Сегодня умерла человечность

— Спасибо, что выделили время и пришли, Артём.

— Не благодарите, Фёдор.

— Как ведущий нейрохирург страны, дайте, пожалуйста, конечный ответ, возможно ли это или нет? Просто, по правде говоря, я не очень разбираюсь в сложных этих медицинских терминах и не расшифровал объяснение, данное вами тогда по телефону.

— Да, мы с коллегами размышляли на протяжении двух отведённых нам под задачу месяцев и, наконец, я готов презентовать Вам все схемы.

На большой стол хирург с облегчением уронил чертежи и много-много документов разных форматов: и ватманы, и листки А4, и какие-то папки, много чего, после чего начал отчёт, предполагаемо очень объемный даже в кратком своём толковании для ничего не понимающих в медицине — заказчик есть заказчик, и хоть как-то, да ввести в курс дела исполнитель его обязан. Ну… Как обязан? Скорее это моральный долг конкретно Артёма, подключившего все свои влиятельнейшие врачебные связи, и даже чуть больше. Удобно усевшись в своём кресле, Фёдор стал внимательно слушать, через некоторое время испытав какое-то неудобство что ли… “Да нет, только время зря потратим” — пять минут спустя мысленно прокомментировал он.

— Доктор, присаживайтесь, неужели вы хотите потратить наше время впустую? — жестом усаживая докладчика, достаёт дорогое виски из специального отсека стола и немедля наливает в уже приготовленные стаканы — давайте так: сколько будет стоить и какие материалы дополнительно потребуются?

— Я Вас понял, Фёдор, тогда да, давайте действительно только по существу, раз полностью доверяете моей компетенции — немедля взяв в руку стакан и посмаковав напиток, заодно формулируя непрерывистый и ясный ответ, вскоре начал излагать — Вам предстоит комплекс операций, и все они на изменение генетического кода. Первая — бессмертие, там мы снимаем ограничение с клеток органов на количество делений. Вторая модификация поинтереснее: вживляем вам особую электромагнитную систему, позволяющую своими волнами влиять на волны других людей. Мощность можно регулировать, в самом слабом режиме вы станете способны дезориентировать находящихся поблизости людей, а при самом мощном — грозно нахмурившись и поменяв тон на более серьёзный и грубый — убивать. Вам осталось раздобыть новую оболочку, тело ребёнка, которому мы изменим ген, а после — перенесём ваше сознание.

— Так, ну понятно, всё, как и в предварительном обсуждении, меня всё устраивает, но вот вы про стоимость забыли упомянуть.

— Нет, не забыл — протягивая, а не проговаривая, видимо, от смущения или неудобства за уж слишком высокое значение цену, бумажку, оборачивается по сторонам.

— Удивлённо посмотрев на собеседника, ведь в этой сделке всё конфиденциально, вплоть до всевозможных договоров о неразглашении, да и кроме них там точно никого не было, Фёдор разорвал бумажку со словами: “Отлично”.

— А позвольте поинтересоваться, откуда у вас такие баснословные деньги? — вроде уже вставая и уходя, не мог не утолить давно мучающий интерес врач.

— Артём Сергеевич, ну, надеюсь, вы лишены чувства совести и морали полностью? Если понимаете, каким образом я буду готовить материал для операции.

— Да, не переживайте, иначе я бы не согласился на подобную процедуру.

— Так и вижу, как вы скрещивали пальцы, когда клялись Гиппократу.

— А сам Гиппократ то хоть об этом знает? — пытаясь продолжить его неудачный юмор, мимикой намекнул на то, что так же с нетерпением ждёт ответ.

— А вы знаете, что приносит больше всего денег? взяв недавно заполненный фужер и поудобнее расположившись в позе рассуждения.

— Труд?

— Обман.

— Обман?

— Лично вы зарабатываете деньги благодаря своему бесконечному опыту и знаниям, удовлетворяя желание пациентов быть здоровыми. Но это никогда, не сочтите за хвастовство, не сравнится с доходами, получаемыми от людей, желающими удовлетворить потребность, вызванную и контролируемую вами же. Хотя нужная сумма у меня была и до всех этих махинаций, а так, считайте, у меня два источника для существования.

— Вот как — догадавшись об одном из них, о котором в основном идёт речь, вздрогнул от собственных умозаключений врач — и это столько приносит?

— Ммм… Ну… В зависимости от уязвимости привлекаемой категории лиц. Возрастной категории, разумеется.

— Теперь пазл сложился — повторно вздрогнув, осознавая весь ужас ситуации. Он не собирался, естественно, препятствовать Фёдору, но по-человечески ему было жалко зависимых от веществ детей.

Положив бокал, Федя встал и начал неторопливо ходить по кругу в области их кресел, удерживая чёткий взгляд Артёма.

— Представьте, Вы — молодой глупенький школьник, толком и не видевший жизнь. Вам осточертели рутина, быт, братья, сёстры, или кто-то там ещё. И тут за маленькую плату, ну, само собой, маленькую только поначалу, Вам предлагают чудесный мир.

— И что же, прям такой уж невероятный?

— Не в том дело, насколько он прекрасный по своему виду. Важно, насколько он отличается от реальности. Несчастному ребёнку лишь стоит… лишь положить пилюлю на язык, как…

— Как что?

Фёдору вспомнилась самая первая его жертва, которая задавала точно те же вопросы. Обстановка тогда была идентичная. И Фёдор принялся пересказывать этот сеанс, с которого всё и начало набирать обороты, заодно и упомянув истинную историю о себе. Всё началось с книги, которую он читал со своим сыном.

По аллеям благочестивым да садам достопочтенным прогуливался некто. Он наперекор злым умам Вселенной вёл образ жизни учтивый, плошал же очень редко. Уже с лет ранних полностью исправен: прощал всех очень быстро, не скуп на помощь и старания, осуществлял их бескорыстно, пустяковой мелочи был благодарен, на благо общества трудился, вот такой родился парень, такой вот парень появился.

Хотя таким был не с пелёнок: на путь добрый и светлый наставили отнюдь не гены, ведь какой-нибудь телёнок героем не послужит, несомненно. А дело было помудрее, родители давно прознали тайну: чтоб память о нём была, когда постареет, заложат в него воспитанье. Пока вкушал тот финики с ветвей, гувернёр вещал науку, жевал то вроде без затей, а о чём-то он, да думал. Мазал между делом на хлебушек масло, икорочку, свечи науки в глазах погасли, зато записалось всё на подкорочку. Был как все, особо не отличался: играл во дворе и чуток подкачался. Планы на него грандиозные: благодетелем чтоб стал сын, и, несмотря на планы их одиозные, получился для истории моей зачин.

Жил Федя, как ему и наказали, еще за тысячу лет до сегодня, его никак тогда не обижали, да и он не заслужил преисподней: жил себе в наслаждение, жевал масло с рыбкой, проявляя ко всем уважение, уважая всех с улыбкой. Но искренне то было? — задал бы я читателю вопрос, ведь сужденье здравое застыло, воспитанье его никогда б не засомневалось в том всерьёз, здравомыслие уплыло, а ум в родительских словах совсем зарос. Они путами всесущими фильтр установили, подозрение в канонах не пройдёт, абсолютная формальность их поглотила, напрочь всё сотрёт. Но разрушил кто-то однажды его парадигму: была и исчезла, в саду встретились Федя, ни в чём ещё не повинный, и незнакомец крайне любезный. В том самом саду благородном, а там под древом восседал калека, отепляемый светилом небосвода, привлекши взор одного человека.

— Помогать всем мой долг, как тебе я помогу, хромой? Расскажи, чтоб от меня был какой-то толк, и ты здоровым бы пошёл домой.

— А ты себе то помоги, делец, прежде, чем предлагать другим. Обдумал бы жизнь свою наконец, а там и поглядим.

— Я уверен в своей правоте, помню мамину фразу: “Надо хорошим быть и в богатстве и в нищете”, на ум приходит она сразу.

— Живя так, ты действуешь от имени мамы, самостоятельности ли это знак? Твой замысел — часть воспитательной программы.

И мальчик тогда закопошился, на полянке в мысли погрузился, лучи обходят аккуратно листочки, а он всё стоит, думает в тенёчке. И, пока он думал, калека продолжал, знатно он его запутал, похожих он поколе не встречал.

— Мир ты видел без прекрас, без осознанности ты жил, но повезло тебе на этот раз: мудрец тебя подсторожил. Ты размысли хорошенько, что ты хочешь сам, власть, наверное, и деньги, погляди по сторонам: все мы природой слеплены, захватывать рождены, в идеологии своей бываем уверены, но а сомнения, по-твоему, быть не должны?

Федю удалось переубедить, благодарностью бескорыстной все обделены, ответят — если их только бить, а варианты отплаты за добро почти исключены.

— Помогу тебе, калека, потому, что мудр ты, советовать будешь мне отныне, следить за фактом моей правоты, в детстве мне истину размыли, а щас ты снял ласкуты.

— Урок ты мой принял, то тешит, но никакой я не калека и в помине, зато в делах магических замешан. Посмотри, я как никогда здоров — поднимаясь из полусидящего положения и вставая на ноги силой мысли — это я внушил тебе, вот и всех делов, вопросы твои отвисли?

— Я всё понял и это гениально, научил ты меня тоже не зазря, ведёшь феноменально и заводишь в нужд твоих края.

— Много от тебя не возьму, избавься от волнений, я приглашаю тебя проследовать во тьму, там покажу я много зелий.

Без колебаний он прошёл за чародеем, продолжая осмыслять новую парадигму, доверяя явному злодею и небывалому авантюризму.

— Сейчас я достану чудесную приблуду, мы заснём на сотни лет, технологии достаточные будут, и на старость наложим мы запрет.

Шагая дальше из опушки солнечной к более холодным тонам, Федя узрел неоднозначность, может, он будет сам относиться к общества врагам, а если то и не случайность? Силами его заполонило, уверенность и страсть, пламя собою окатило, отменились мысли сдаться и пасть.

Они с головою нырнули во мрак, и адским пламенем горят тротуары, порождая хаоса очаг и верша ритуалы. И в огне идеалы морали, и в огне всё то, что они вам дали… И сады достопочтенные, и аллеи благочестивые, всё это сгорело мгновенно, и цветы там возросли преблудливые.

— Так, вот этим прерывается книга, следующая страница вырвана.

— Да, сын, вырвана, интересно, чем же там кончилось?

— Пап, а откуда у тебя эта книжка? — переводя глаза с книги на сидящего рядом папу.

— Она почему-то передаётся по наследству, мой папа, то есть твой дедушка, но ты его не помнишь, также читал её мне, хотя вроде ничего особенного, очередное фэнтези.

— Вроде ты и прав, но всё равно уж слишком она странная. Ни названия, ни автора, ни типографии, даже даты нету.

— Видимо, этим она якобы и ценна. Ну ладно, почитали и хватит, мне пора на работу.

Мужчина лет тридцати, но выглядящий при том сильно моложе положенного, отправился на важную деловую встречу. Возможно, он делает это слишком часто, правда, сын всё же не в обиде: ютились они в пятикомнатной квартире в центре. Малого звали Никитой, мать его была чисто ради красоты, не занималась ничем, кроме прокрастинации, в общем, каждый предоставлен сам себе, но никто и не жалуется. Сегодня глава семейства ушёл на важную встречу со своей помощницей Анной обсудить новый проект. Между прочим, предпринимателя, как и героя книги, тоже звали Фёдором, и отца его, и деда, это вообще традиция, правда, на Никите она прервалась, ну, так он ему говорил. Феде “последнему”, по той же легенде, захотелось её по приколу разрушить, это вселяло в него какую-то особую, а ведь такую бессмысленную в данном случае важность. Прозвучал писк ключей, откидывается назад крыша, на заднее бросается кофта, а это значит, что на дорогу выезжает свеженький кабриолет бизнесмена. В Москве сегодня, как на заказ, лишь одинокое облачко и громадное лазурное море сверху, а снизу — отблёскивающие дома и рестораны, до ночи незаметные и отдыхающие от флуоресцентного цунами. Никита каждый раз с уходом отца залипает в окно и провожает его взглядом. В принципе, он, как ни странно, не особо смыслит в экономике, поэтому никогда подробно не вызнавал, чем конкретно занимается отец, однако в этот рядовой день его всё не отпускают два вопроса: “Чем закончилась та история?” и “Почему последняя страница вырвана?”. И ни по одному у него нет ни малейшей догадки или же зацепки. Пока Никита размышлял, его папа уже успел доехать до места назначения, причём оно располагалось отнюдь не рядом с центром. По определённым причинам была выбрана локация на окраине городе, самая невзрачная и непривлекательная. Над этим районом нависла ужасно унылая туча, да и вообще было тоскливо. Анна уже была на месте. А как же он успел, если это далеко от центра? — Фёдор никогда не ездит меньше двухсот. Ну да ладно, мелочи.

Скачать книгу "Сегодня умерла человечность" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Боевая фантастика » Сегодня умерла человечность
Внимание