Последний человек на Земле

Никита Чаплин
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Небольшой рассказ о человеке, пережившем мировую войну, но все же способном найти в этом пустом и сером мире какой-то смысл к существованию. Удивительно, как сильно изменились его взгляды на прошлое и настоящее. Надеюсь, этот рассказ поможет вам интересно провести вечер или разнообразить скучную поездку. Попробуйте пережить эмоции героя, поставить себя на его место и подумать о том, почему же некогда прекрасный мир так быстро потерял все краски.

0
264
3
Последний человек на Земле

Читать книгу "Последний человек на Земле"




Никита Чаплин
Последний человек на Земле

Глава 1. Тишина.

Поле. Широкое русское поле. Благодать! Да только ни шмеля, ни комара, ни бабочки, вообще ничего живого нет. Даже солнце какое-то блеклое, словно и до него добралась смерть. Выжженная трава, повсюду разбросаны обломки. На краю поля лежит сбитый вертолет. В лесу, конечно, есть животные, но с ними опасно контактировать, лучше вообще никого не встречать.

Полная тишина, лишь изредка пищит дозиметр, оповещая о повышении фона. Не зря говорили, что человечество — раковая опухоль планеты, что природа давно устала от нас. Она не видела смысла как-то активно с нами бороться, ведь прекрасно понимала, что мы сами себя изведем, уничтожим. Что ж, сбылись эти пророчества, вокруг меня на тысячи километров нет ни души, а если и есть кто-то неподалеку, то я никогда об этом не узнаю: оставшиеся в живых либо сидят глубоко под землей, либо так же медленно и осторожно, передвигаются по поверхности, прислушиваясь к каждому скрипу и шороху. Первые боятся остаточного радиоактивного фона, который в некоторых местах смертельно зашкаливает. А я не боюсь — кому суждено быть повешенным, не утонет. К тому же мне есть куда и зачем идти.

По трассе идти опасно, можно на кого-нибудь нарваться, а мне проблемы точно не нужны. Конечно, у меня есть винтовка, но пользоваться ей нет никакого желания — пусть служит гарантом безопасности, каким раньше люди считали наличие ядерного оружия… Буду пробираться к Стоилце полями и просеками, еды пока что хватает, так что ни склады, ни заправки искать не придется.

Пройдя через пустырь, по-другому его уже никак было не назвать, окруженный сухим еловым лесом, я оказался на небольшой проселочной дороге, и, сверившись с GPS картой, не торопясь двинулся по ней, вскоре выйдя к огромному заросшему полю. Вдалеке виднелись большие бетонные амбары и склады, похожие скорее на пустые коробки без стенок. Недалеко от них стоял брошенный ржавый комбайн, уже давно вросший в землю.

Ведь это небольшой сельскохозяйственный кооператив, бывший колхоз, а сколько тут люди старались, делали что-то. Каждый что-то переживал, чувствовал, терпел, чему-то радовался. Где это сейчас? Ни от кого не осталось и следа, вообще никакой памяти. Человек, поистине уникальная система — единство противоположностей. Но еще более противоречиво то, как люди живут вне своего тела. Это может показаться странными, но и при жизни, и после нее, мы живем в чужих мыслях, воспоминаниях, эмоциях. Каждый вносит вклад в развитие и строй общества: укрепляет, меняет или разрушает его.

Родители и некоторые родственники — единственные люди, которые с рождения находятся с нами. Они оказывают на нас необратимое влияние, фундаментально формируют нас, как личностей. Некоторые появляются ненадолго, оставляют какие-то воспоминания, которые постепенно становятся все более блеклыми. О ком-то мы совсем не вспоминаем: они незаметно приходят в нашу жизнь и так же незаметно уходят. Кто-то же остаётся с нами чересчур надолго. Такие люди уходят болезненно, а когда нам кажется, что их давно уже нет рядом, они сами собой всплывают в виде воспоминаний. Ты уже ждешь, когда же этот человек не будет вызывать у тебя ни единой эмоции. Когда он вылезет из моей головы? А человек все не уходит. Может быть, лучше просто никого к себе не подпускать, да не получится так. А может быть, просто аккуратно и вдумчиво выбирать близких себе людей: знать бы загодя, кого сторониться, а кому была улыбка причастьем… Да вот в том то и дело, что загодя знать не получится, кто окажется хорошим другом, кто плохим, а кто останется навсегда, громко хлопнув за собой дверью.

Странно, что я думаю о людях, хотя уже очень давно последний раз видел живого человека. Раньше мы терлись в метро, думая, как же ужасны окружающие, ждали встречи с любимыми, не различали лица в толпе. Сейчас я иду и надеюсь увидеть хоть кого-то, кто не захочет меня убить, хотя что я лукавлю, я всегда стреляю первым… Всегда готов выстрелить первым, пока что мне не приходилось этого делать.

Сколько бы я отдал за встречу с тем, кого люблю? Жизнь? А что у меня есть кроме жизни?

***

Небо. Безоблачное черное полотно. Я вижу сотни тысяч маленьких ярких звёзд, видевших миллиарды лет. Они были свидетелями всего, что творил человек на этой планете: всех его открытий, его развития, внутренней борьбы и самоуничтожения. Их спокойствию мог позавидовать кто угодно. Интересно, наверное, быть бесконечным наблюдателем, хотя глупо завидовать тем, кто не сделал ни одного действия за время собственного существования.

Я развел небольшой костерок в неглубоком овраге, чтобы издалека его нельзя было заметить. Вскипятил чая — чувствую, что слегка простудился. К счастью, у меня есть пара полных аптечек. Промыл нос, выпил две обезболивающие таблетки, в которые, кажется, добавляли что-то совсем крепкое.

Легкое покалывание по всему телу сменилось мягким приятным жаром, все глубже проникающим внутрь теплом. Меня словно окутывало большое одеяло, заворачивало в плотный кокон. Как будто мама обнимает меня и согревает. В глаза сначала по одной летят маленькие яркие искры, они кружатся и ударяются прямо в зрачок, одна за одной, все чаще и чаще. Их становится все больше, пока горящие переливающиеся огоньки не превращаются в единую тянущуюся массу, занимающую собой все видимое пространство. Когда долетает последняя искра, я погружаюсь во мрак, в голове наконец становится тихо, даже немного пусто. Все замедляется. Теряется ощущение времени.

Не знаю, почему я так часто стал пить эти таблетки, возможно, мне так легче справляться с эмоциями: горем, одиночеством, тоской. Иногда мне кажется, что я совершенно спокоен, только устремлен к своей цели. Но действие препарата заканчивается, и вот я уже совсем обычный, вспыльчивый человек, не умеющий держать себя в руках, каким и был до всего этого…

Глава 2. Встреча.

Я ползу по большому ярко-зеленому листу. Солнце слепит меня, да так сильно, что половина видимого мне кажется абсолютно белым. Вдруг я резко начинаю падать, извиваться и вижу себя — большой, длинный дождевой червь! Какой-то я слишком фиолетовый и блестящий… Лечу в темную, черную пропасть, откуда появляется огромная рыбья голова, пожирающая меня целиком. Все. Темнота.

***

Глупый сон, подумал я, не успев толком проснуться.

Зябко с утра. Костер давно потух. Тишина. Давно не слышал пения птиц, разве что крикнет кто-то в чаще леса, да сам испугается и замолкнет.

Повезло, что я научился разводить костер, ориентироваться на местности, многие навыки помогают сейчас выживать. А много ли я умел, живя в обществе, среди самых обычных людей?

Знаете, я совершенно не научился жить. Это вывод, к которому с одной стороны легко прийти — просто сказать: “ну у меня ничего не получается, да, в общем, я ничего и не хочу”, а с другой очень сложно. Сложно признать, что всегда ошибался в людях: не акцентировал внимания на тех, кто меня действительно ценил и любил, забрасывал свои интересы, не доводил дела до конца. Все это в какой-то момент заставляют нас сесть и задуматься, а то ли мы вообще делаем? Сильные находят в себе силы порефлексировать и начать что-то делать, а слабые нет. К сожалению, навыки, которые позволяют не допускать этих ошибок — врожденные, не представляю, как их вообще можно развить. В конечном итоге каждый, кто шел путем сильного, — превращался в слабого или ему улыбалась удача и он заявлял, что всему научился.

Многие люди не отличают невезение от неумения: если у кого-то что-то получилось, то значит он научился. Совершенно точно, раньше было очень много талантливейших людей, не догадывавшихся о своих способностях или не умевших их применить.

Я много раз сталкивался с непониманием со стороны, как мне казалось, близких людей. Думаю, главная ошибка была в том, что я пытался их поменять. Не поменять никого кроме себя, просто нужно найти тех, ради кого можно меняться, кого будешь любить не такими, какими ты себе их нарисовал, а какими есть. Бесспорно, это невероятно сложно и утомительно осознать, а потом еще и отказаться от этих, казалось бы, близких людей. Не успел я этого сделать. Может, это сама судьба отвела от меня всех, кто не был мне действительно нужен… Получается, вообще всех отвела?

***

Я иду по узкой, слегка заросшей тропинке, видимо, не пользующейся спросом в последнее время. Вдруг меня что-то остановило. Запах дыма! Люди! Что это за люди? Не захотят ли они меня убить, услышав тихий хруст веток и осторожные шаги? Стоит ли мне вообще кого-то встречать или вернуться немного назад и обойти пролесок стороной… Да какие там люди? Было бы их несколько человек, я бы давно услышал их разговоры или стук топоров. Подойду. Если и увижу кого — выстрелю: все равно еда подходит к концу.

На опушке, еле выглядывая из-за кустов и травы, стоит небольшая землянка. Из-за нее тоненькой полоской поднимается дым — то ли костер уже затухает, то ли его не успели развести. Я подошел к землянке. Кажется, ее пытались хорошо замаскировать, да повезло мне, что увидел. Рядом на тонких сухих ветках сохнут грибы, а из-за дома выглядывает полотенце, наверное после стирки. Я обошел дом и снова остановился как вкопанный. Недалеко от костра лежало тело, упавшее на охапку хвороста. Я пересилил себя, подошел и перевернул его.

На мокрой от росы земле лежал невысокий плотный старичок с немного напряженным, грустным выражением лица. Синяя рабочая куртка, свободная красная футболка, непромокаемые брюки из легкой брезентовой ткани, а на ногах галоши. В хворосте лежат небольшие прямоугольные очки в гнутой оправе, а с лысоватой седой головы слетела кепка. Обычный дедушка.

Я пощупал пульс. Пульса не было. Тело еще совсем теплое. Думаю, он умер минут пятнадцать назад. Я далеко не врач, поэтому не мог определить, была ли эта старость, или инфаркт, или инсульт, или радиация. А ведь я мог встретить самого настоящего живого человека! Посмотрев в сторону входа, я увидел двуствольное ружье, опирающееся на стену. А может быть, и хорошо, что не успел… Кто знает, что было на уме у этого доброго с виду старикашки.

***

Я был уже совсем недалеко от Столицы — по прямой мне оставалось пройти километров десять. Я мог выйти на железнодорожные пути, чтобы не плутать по тропам, просекам и проселочным дорогам, но что-то мне подсказывало, что этого делать не стоит.

Погода стояла тихая, солнечная, передвигаться со всей нагрузкой было немного жарко. Но это даже грело меня изнутри, ведь я приближался к заветной цели.

Глава 3. МКАД.

Затишье, какое обычно бывало перед бурей. Раньше мы переставали слышать птиц и дышать становилось достаточно трудно. А сейчас я и сам как зверь, чувствую, что приближается ненастье. Вот он, долгожданный рубеж — МКАД, широкая дорога, окружавшая логово предателя.

Мы все хотели победы, ждали ее. Горели за свою страну. Где-то там далеко кто-то точно также нервно смотрел на все ужасы фронта, слушал новости, ждал, когда это закончится. И ради чего? Бог будет судьей всем причастным, потому что никогда еще не было такой длинной очереди у врат рая и ада. Наши вожди предали нас, развязав эту войну, заставив каждый народ думать, что прав именно он. Сейчас уже нет правых и неправых, уже никого нет, в этом и заключается предательство.

Скачать книгу "Последний человек на Земле" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Киберпанк » Последний человек на Земле
Внимание