Город металлических людей. Книга первая

Евгения Высоковская
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Эбигейл, девушка из низшего сословия, потеряв семью, едет в Город на заработки. В Город, где привилегии есть только у тех, кто заменил свои части тела на металлические, и где знатные горожане начинают замены с самого детства. Странный Город, чужой и непохожий на поселение, в котором выросла Эби, вряд ли встретит ее с распростертыми объятиями. Но она не останется одна на своем пути, встретив новых друзей, а также и тех, с кем лучше бы дороги вовсе не пересекались. Как сложится судьба девушки и ее друзей, удастся ли им там выжить - тем, кого знать презрительно называет "мягкотелыми"?

0
251
40
Город металлических людей. Книга первая

Читать книгу "Город металлических людей. Книга первая"




Глава 1. Попутчики

Эбигейл сидела на жестком деревянном сиденье в старом вагоне паровоза. Такие оставались всего на четырех ветках железной дороги, ведущей из пригорода. Раздолбанные вагоны прыгали по ржавым рельсам, и Эби нещадно трясло. В уши врывалась какофония звуков: стук колес, скрежет сочленений между вагонами, скрип старых расшатанных сидений, качавшихся от тряски, вой ветра, паровозные гудки.

Это был летний вагон, еще не вставили рамы к холодам, а утром в тот день, когда путешествовала Эбигейл, было уже по-осеннему зябко. Ее и нескольких других пассажиров насквозь продувало через окна, ледяной воздух впивался в кожу вместе с черным дымом, в большом количестве выдыхаемым трубами паровоза. Дым относило назад, и сквозь него проезжали все вагоны. В окно было даже сложно что-то рассмотреть. Лица всех пассажиров были покрыты налетом сажи.

Эбигейл мерзла и пыталась хоть как-то закутаться в латаную кожанку, единственную стильную вещь в ее гардеробе. Точнее, она такой когда-то была. Сейчас потрепанная до такой степени, что уже перешагнула предел, на котором потертость считалась модной. Эх, стояли бы заплатки из гибкой меди, может, не так бы продувало. Но дорого. Неподъемно дорого.

Клацая зубами, Эбигейл подумала, что вот сейчас бы не помешало иметь хотя бы моди-ступни. Пусть из самого дешевого металла. Тогда не коченели бы, не немели от холода пальцы ног. Сейчас она их почти не ощущала. Зато хорошо чувствовала привычную ноющую боль в правой щиколотке, куда давным-давно ей ввинтили грубые железные болты, когда она сломала ногу. Конечно, и это было роскошью, непозволительной для бедноты с так называемой минимальной медициной, причем под словом «минимальной» подразумевалось «отсутствующей». Но если бы тогда ей не помог Странный Доктор, ходить бы ей с обрубком, точнее, прыгать на одной ноге, а, впрочем, молодой безногой девушке из мягкотелых можно было бы смело себя списывать.

Поэтому Эбигейл никогда не ныла и не сетовала на боль от плохо притертых к костям болтов. Она к ней почти привыкла, притерпелась, приспособилась не замечать. Боль теперь просто служила напоминанием, что она еще жива и почти полноценна. Почти – не потому, что в ее организме была железная часть: это наоборот на сантиметр возвышало ее над другими мягкотелыми. Но грубые, плохо подогнанные болты с минимумом шестерней и поэтому практически с отсутствием гибкости затрудняли ее походку. Нога в щиколотке почти не гнулась, носок тянуть не получалось. Эби стоило больших усилий научиться ходить ровно, не демонстрируя свою травму и ее топорное лечение.

Одна радость – эта конструкция в ноге не требовала ухода и была сделана практически на века. Там не было тонких медных сочленений, множества соединений шестеренок, металл не подвергался воздействию и не изнашивался, в отличие от сложных механизмов из драгоценных металлов, которые знать бежала менять при любой царапине, швыряя огромные деньги.

Некоторые части, которые богачи меняли на новые, отправлялись на переплавку с обязательным указанием, где их впоследствии можно использовать. Ведь за металл, из которого был сделан сустав, что раньше «носила», к примеру, герцогиня, платили очень неплохие деньги. Иногда члены знатного рода, которые не хотели терять ни копейки своих денег, выставляли слегка подпорченную часть на аукцион. Богатые, но не знатные горожане на таком мероприятии буквально выдирали этот предмет друг у друга. Кто-то из счастливчиков, завладевший бывшей металлической частью кого-то из знати, мог просто поставить или выложить его у себя дома как предмет искусства. Если же часть подходила по параметрам, то ее могли даже установить. Конечно, абсолютных совпадений не бывало, индивидуально разработанные части очень редко приживались, но в погоне за модой неименитые жители города готовы были терпеть и боль, и неудобства. Ведь мастерские, где изготавливали элитные части, были для них недоступны из-за незнатного происхождения. И как бы ни сверкали купцы скупленными на аукционах, причем иногда дороже, чем у мастера, бронзовыми руками, серебряными шеями, а то и, очень редко, частями лиц, любой стражник мог с помощью Диагноста, специального устройства, определить их простое происхождение. Лица целиком никогда не отдавали на аукцион, да и их элементы найти там было большой редкостью. Мало кто хотел, чтобы их изображение носил на своем плебейском лице какой-то простолюдин, разбогатевший на торговле мягкотелый. На такие крайние меры, как продажа части лица, шли в самом крайнем случае разорившиеся потомки знатного рода, промотавшие наследство, проигравшие или неудачно вложившие все деньги в провальное дело.

К тому же, скупленные купцом разные части чаще всего не принадлежали руке одного мастера и, тем более, одному из членов высшего общества. У каждого мастера был свой «почерк», и уж для любого наследника знатного рода разрабатывался совершенно особенный, индивидуальный стиль частей, на которые ставилось личное клеймо, и купить на аукционе одновременно хотя бы два из одной серии было огромной редкостью. А разные части на одном человеке опытный стражник различал и без устройства невооруженным глазом. Хотя при малейшем подозрении стражники задействовали функции своего механического глаза, который обмануть, как и Диагноста, было невозможно.

Однако в своем кругу купцы с металлическими частями имели свою иерархическую лестницу, а те, у кого имелись части лиц, так и вовсе практически приравнивались к знати.

***

Вагон Эбигейл трясло и мотало из стороны в сторону, путешественницу продувало ветром, обволакивало едким дымом. Она тоскливо размышляла о своей жизни, которая никак не могла бы сложиться намного лучше. Она не являлась хозяйкой своей судьбы. Все предопределило ее рождение в семье мягкотелых, как их называла знать, с рождения имеющая право и возможности носить металлические части тела.

У мягкотелых, не говоря о недоступности для них дорогих металлов и заказов у мастера, как у знатных вельмож, не было возможности заменить части тела даже на простые механизмы, так как они тоже стоили бешеных денег. Такое себе могли позволить только купцы, которых было немногочисленное количество, но сейчас вовсю обсуждалась подготовка закона, который должен был запретить это. Многие члены высшего света считали, что только они должны иметь право носить металл.

Если каждый мягкотелый понаставит себе блестящих органов и конечностей, что же это будет? Еще, не дай бог, дойдет до того, что простолюдины начнут убивать и грабить знатных людей, чтобы завладеть их металлическими частями!

Купцы в большой тревоге ожидали принятия закона. Ведь неизвестно было, какую судьбу уготовят тем, кто уже поставил железо. Обратного-то хода нет. Торговцы сбивались в кучи, собирались друг у друга в лавках, обсуждая возможные варианты и последствия закона и придумывая выходы из различных ситуаций. Кто-то всерьез обдумывал побег из Города, кто-то размышлял, а не завербоваться ли в стражники. Только люди, вступающие в стражи Города, лишались права торговать, и у них могли отобрать большую часть нажитого, и не важно, законно ли это было заработано или нет.

Кто-то из купцов даже предлагал укрыться на первое время в дальнем лесу, однако там могло быть еще опаснее. Это был недобрый лес. Про него разное рассказывали. Помимо язычников, которые давно облюбовали для поселений эти дремучие места, какая-то нежить там водилась. Но точно сказать не мог никто, потому что никто оттуда не выбирался. Была в этом лесу какая-то определенная зона, черта, в буквальном смысле перешагнув которую, люди уже не возвращались обратно.

У Эбигейл были с дальним лесом свои счеты. Ее родители умерли в одночасье, когда она была еще совсем крохой, от неизвестной болезни. Про этот недуг говорили только, что он пришел с леса. Что это значило, никто Эби не объяснил. Она смутно помнила, как стоит в длинном бревенчатом строении, через которое на скрипучем конвейере куда-то уезжают два деревянных сундука, окованные железом. В узкой стене здания находится какое-то отверстие, где поочередно скрываются оба ящика. Бабушка держит ее за руку и тайком утирает слезы.

С бабушкой и прожила Эбигейл все свое детство, а затем и отрочество. А несколько дней назад и бабушка уехала в таком же кованом сундуке по тому самому конвейеру, только еще более скрипучему. Лента конвейера застревала, заедали шестеренки, и сундук двигался рывками в темное отверстие. Это скачкообразное перемещение почему-то до ужаса напугало Эби, тогда она закрыла лицо руками, чтобы не смотреть, но ее уши слышали сбивающийся скрип шестерней и стук, когда они вдруг на какой-то момент останавливались, а потом с ужасающим скрежетом все же проворачивались и тянули ленту дальше. Эби заткнула уши и так и стояла, не открывая глаз, пока кто-то осторожно не потянул ее за плечо и не показал на выход. Ящика на конвейере уже не было, лента замедляла ход, и наконец механизм со свистящим звуком остановился.

Сейчас в поезде Эбигейл вдруг вспомнился этот звук, вот только от воспоминаний нельзя было отгородиться ни зажмурившись, ни зажав уши. К глазам подступили слезы. Она ехала практически в неизвестность, совершенно одна, зная, что единственное, что может ее ожидать в Городе, это тяжелый изнурительный труд, унижения и голод.

Паровоз издал предупредительный гудок, со свистом затормозил и остановился на полустанке. На протяжении всего пути поезд почти не делал остановок: поселений было мало, и они находились на очень большом расстоянии друг от друга.

В вагон Эби вошла юная девушка, бледная, худая и очень высокая. Слишком высокая для девушки, поэтому немного нескладная. Ее красивое, но изможденное лицо обрамляли светлые слегка вьющиеся волосы до плеч. Одета она была в мешковатые широкие серые штаны и такой же бесформенный длинный балахон с капюшоном, словно не с ее плеча. Через грудь наискосок была перекинута холщовая сумка на очень длинном ремне. Девушка прошла по вагону как-то неловко, не женственно, напомнив Эби цаплю, и села с краю у прохода, чтобы быть подальше от окна. Эбигейл знала, что это не поможет. За долгое время своего унылого пути она перепробовала уже несколько мест. Везде одинаково сквозило и обдавало дымом.

Поезд тронулся. Худая девушка обхватила себя руками, пытаясь удержать тепло и защититься от гуляющих свободно по вагону потоков ветра. Эби, хоть она была не в лучшем положении, стало ее почему-то жалко. Повинуясь внезапному порыву, она вдруг встала и подошла к девушке.

– Можно сесть рядом? – спросила она, стуча зубами. – Может, нам удастся заслонить друг друга от ветра.

Девушка с благодарностью улыбнулась и кивнула. Улыбка преобразила ее лицо, сделав его еще прекраснее. Эбигейл пришла в голову совершенно неподходящая мысль о том, как хорошо, что эта девушка из мягкотелых и вряд ли когда-нибудь она заменит это ангельское лицо на медь или бронзу. Вагон стало заносить на повороте, его сильно тряхнуло, и Эби, чтобы не улететь в другой конец прохода, поскорее села рядом с девушкой.

Какое-то время они ехали молча. Ветер, разгуливая по вагону, закручивался внезапно в неописуемые вихри, не подчиняясь никаким законам природы. Теплее не становилось. Подумав немного, Эби предложила:

Скачать книгу "Город металлических людей. Книга первая" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Любовная фантастика » Город металлических людей. Книга первая
Внимание