Декабристы. Перезагрузка. Книга вторая

Алексей Янов
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Возглавляемый Иваном Головиным заговор перерастает в полноценный военный переворот - в декабрьский вооруженный мятеж гвардейских частей столичного региона и в последующую вслед за ним Гражданскую войну. Кто победит в мятежной России - революционеры или силы реакции? Встанет ли патриархальная страна на путь реформ, или же продолжит погружаться в трясину традиционалистского общества? Об этом и многом другом читайте во второй книге цикла "Декабристы. Перезагрузка".

0
153
74
Декабристы. Перезагрузка. Книга вторая

Читать книгу "Декабристы. Перезагрузка. Книга вторая"




Часть 1. Глава 1

ГЛАВА 1

15 ноября в узком кругу встретились в штаб-квартире Общества в доме Российско-Американской компании у Рылеева. Масляная лампа свисала с потолка. Самые важные персоны расселись вокруг зеленой скатерти, будто для начала карточной партии. Другие, остались стоять, прижавшись к стене. Рылеев объявил, что заседание открыто, и предоставил мне слово.

- Господа, надеюсь, информация полученная от Федора Николаевича Глинки дошла до всех здесь присутствующих?

- Да, Иван Михайлович, это стало для меня шоком!

Из присутствующих не был проинформирован только Пущин и Оболенский. Оболенского вчера не было дома, а Пущин приехал только сегодня.

- Проясните, пожалуйста, для всех сложившуюся ситуацию, - я обратился к Александру Бестужеву.

Бестужев откашлялся и, глядя главным образом на Пущина и Оболенского, начал говорить

- Летом и осенью сего года, Якубович, действуя через генерала барона Дибича, писал императору о своей невиновности по делу Шереметева, прося перевода в гвардию с обратным назначением в Грузию. На эти его прошения 12 ноября воспоследовало разрешение повелением внести имя Якубовича в приказ для перевода в лейб-гвардии Уланский полк. И этот человек лицемерно заявлял нам, что станет цареубийцей! - Бестужев не выдержал и выругался.

Это новость стала неожиданной даже для меня, покопавшись в смартфоне, я убедился в верности слов Глинки, просто раньше подобная информация от меня ускользала. Дело в том, что, будучи восстановлен в звании и принят в войска, Якубович, не желая разрушать перед своими приятелями сложившийся у них образ, все равно примет участие в восстании. Но сейчас, когда до выступления оставалось все меньше и меньше времени, я решил, что следует показательно покарать перебежчика, дабы ни у кого более подобных крамольных мыслей не возникало. Ну и заодно я преследовал цель лишний раз всем продемонстрировать, кто здесь альфа-самец! Обезьяньи повадки, как доказали ученые 21 века, в нас все еще живы – действуют в человеке и на осознанном и на инстинктивном уровне.

- Что Кондратий Федорович, спекся твой тираноубийца?

- И не говори, Сергей Петрович, - Рылеев обернулся к Трубецкому, - ну, кто бы мог подумать, что Якубович, которому мы верили, пригрели на груди, поступит так низко и подло!

- Говори за себя Кондратий Фёдорович, я этому вашему Якубовичу никогда не верил! – сказал, как отрезал Трубецкой и с вызовом уставился на Рылеева.

Эти выяснения отношений сейчас до добра не доведут, нужно было срочно брать ситуацию в свои руки.

- Не будем, господа, искать крайнего. Команда ликвидаторов у меня уже собрана и может начать действовать по моему приказу в любой момент! Сейчас на повестке дня стоит другой вопрос – что делать с Якубовичем?

- Он заслуживает смерти! – не выдержал Кюхельбекер.

- Полностью согласен с Вильгельмом Карловичем, - я встал из-за стола, - господин Рылеев! – Рылеев встал вслед за мной, остальные наблюдали за нами с недоумением. – Будьте так добры, пошлите за Якубовичем и пусть он захватит с собой холодное оружие! Говорят, он хороший дуэлянт, ну, что же, я его проверю! Съездим ко мне на Васильевский остров, я с ним сражусь, а труп там же и прикопаем, никто не узнает!

- Боже мой, Иван Михайлович! – Рылеев схватился за голову, - зачем так рисковать!?

- А что вы предлагаете, Кондратий Фёдорович? Убить его как татя из-за угла?

- Нет, но …

- Иван Михайлович, вы так уверены в своих силах? – спросил Трубецкой, - Якубович, каким бы он подлюкой не был все же боевой офицер, и не из последних, прошу заметить …

- Поэтому, Сергей Петрович, и предложим Якубовичу дуэль на холодном оружии, стреляться я с ним не буду, слишком не надежно. Еще не родился тот человек, кто в честном поединке выиграет у меня на клинках!

Еще некоторое время они пытались меня убедить отказаться от этой вздорной затеи, но я стоял на своем крепко. На мои риторические вопросы «Что же тогда прикажете с ним делать?» ответов никто не находил, но в то же время, все отчетливо понимали, что Якубовича следует ликвидировать в кратчайшие сроки.

Дуэль с Якубовичем состоялась в тот же день на Смоленском кладбище Васильевского острова. Кавалерийский капитан явился на дуэль в драгунском мундире с обвязанной вокруг лба повязкой.

Трубецкой подал сигнал к бою, и в ту же секунду, направив шпагу в лицо Якубовича, быстро и беспорядочно вращая острием, я начал теснить противника, как будто тот был вовсе безоружен. Якубович пытался сбить мой мечущийся клинок, поспешно отступая назад, но куда там ему было пробовать соревноваться с моей феноменальной скоростью! Дохлый номер! Развязка затеянной мною атаки была моментальной, словно разряд молнии. Мелькнувшая металлическим бликом шпага, проломив зубы, вошла в рот и, проскрежетав по позвоночнику у основания черепа, вместе с кровавыми брызгами вынырнула из шеи. Все, это был смертельный выпад.

Ударом по туловищу ногой освободил шпагу, откинув подергивающееся в судорогах тело на землю. Испачканный в крови клинок обтер об мундир покойного. Якубович так и умер с маской удивления на лице. Такие быстрые противники, несмотря на всю его насыщенную боевую и дуэлянтскую биографию, ему ещё ни разу не попадались. И теперь уже никогда не встретятся, по крайней мере, не в этой жизни …

Вся дуэль была мною исполнена буквально на одном дыхании и окончена в считанные секунды.

Несколько глубоких вздохов восстанавливают дыхание, а казалось многократно замедлившийся мир, вновь обретает привычные очертания: движения окружающих людей ускоряются, глухие удары крови в ушах постепенно сходят на нет, и звуки вокруг перестают звучать слишком растянуто.

Как ни в чем ни бывало, поворачиваюсь к присутствующим. Больше остальных перенервничал Рылеев, его лицо все еще отчетливо сохраняло мертвенно бледный оттенок, выглядевшей лишь немногим лучше, чем застывшая маска лица у быстро остывающего Якубовича.

- Как там у нас говорят? Сделал дело – гуляй смело! Ник, - перешел на английский, обращаясь к стоящему в стороне ирландцу, - Лопату, я вижу, ты с собой захватил? Избавься побыстрее от трупа!

- Слушаюсь, мистер Айвен!

- Что же это мы его, даже отпевать не будем, как собаку закопаем?

- Сколько русских солдат, мой друг Рылеев, закопано по всему миру в вот таких вот безымянных могилах? Не счесть им числа!

- Так то на войне … - неуверенно протянул Кондратий.

- Открою вам секрет, мы с вами на войне оказались с тех самых пор, как только создали и стали членами тайных обществ! – и наградил Рылеева таким пронзительным взглядом, что ему пришлось отвести глаза.

***

Галерная гавань на западе В.О. со своими полусгнившими и покрытыми мхом и плесенью домишками являлась в Петербурге одним из мест компактного проживания городской бедноты. Эта часть острова со всеми своими постройками, в том числе и жилыми, регулярно подтапливалась при малейшем наводнении. Проживающая здесь голытьба просто идеально подходила в качестве движущей силы для организации городских беспорядков в день «Х». Вот и направлялся я сюда, по наводке одного моего работника – местного жителя, с целью переговоров с местным криминальным авторитетом. Чтобы сохранить инкогнито, ну или хотя бы его видимость, я облачился в плащ с высоким воротником, длиннополую шляпу, закутавшись до глаз в шарф. Поручать это скользкое дело кому-то из своих соратников я не решился, все-таки у многих из них в головах сидели хорошо забитыми гвоздями вопросы чести и прочая тому подобная чепуха.

Шарясь впотьмах по прогнившим деревянным тротуарам, пройдя насквозь Смоленское кладбище, вызывая недоумение или даже испуг редких прохожих, мы вместе с моим сопровождающим вышли, наконец, на узкую тропинку, пролегающую между заборами и палисадниками, которая вскоре и вывела нас к полосатому бревну шлагбаума. За шлагбаумом серебрилось в лунном свете взморье, и белели лодочные паруса, правее же располагался ряд лачуг, тянущихся к Смоленскому кладбищу – это было нужное нам селение Галерная гавань. Оно начиналось на конце Смоленского поля, или, вернее говоря, болота, и спускалось к мутно-серой воде Финского залива.

Улицу с двух сторон образовывал ряд небольших деревянных, полусгнивших хибар, крыши которых были покрыты мхом и местами залатаны рогожей. На некоторых домиках были видны следы желтой и серой краски, облупившейся во время прошлогоднего наводнения, когда вода затапливала даже крыши. Дорожное покрытие, где некогда были устроены мостки, после недавнего наводнения превратилось в непроходимую топь и грязь. Идти пешком по такой дороге было совершенно невозможно, поэтому мы предпочли передвигаться по тропинке, проходившей вплотную к заборам. За покосившимися оградами просматривались сейчас убранные грядки с какими-то посадками, на которых по-хозяйски паслись грязные козы, да отощавшие гуси.

Галерную гавань разделял канал, через который был перекинут большой деревянный мост. Дома на той стороне выглядели более основательными и ухоженными, но серьезно пострадавшими как практически и весь Петербург от наводнения. Но на той стороне канала были даже невооружённым глазом заметны активно ведущиеся там строительно-восстановительные работы: улица была загромождена телегами, бревнами и досками; некоторые дома выкрасили яркой краской, с бальзаминами, а окна были занавешены кисейными шторами. Но переходить через мост на ту сторону нам было не нужно, мне требовалась слободская нищета для некоторых акций и организации беспорядков в городе.

Дело в том, что неработающий в Петербурге люд из Галерной слободы в теплое время года занимался в основном рыболовством, о чем наглядно свидетельствовали вытащенные на берег то здесь, то там невыкрашенные, почерневшие лодки. А зимой, не в силах продержаться только лишь на летних запасах, народ начинал активно «шалить» в столице и ее пригородах. Вот этим «сезонным свойством» здешних обитателей не грех было и воспользоваться в своих корыстных целях.

У одного внешне неприметного и слегка покосившегося строения, более всего похожих на лодочный ангар, нас встретил подозрительного вида субъект в куртке, перепачканной в дегте, из карманов которой торчала пакля. Обменявшись парой фраз с моим сопровождающим он повел нас к хлипкой лачуге, располагавшейся рядом с ангаром. Назвать это скопление стройматериалов домом просто язык не поворачивался.

Согнувшись в три погибели, прошли в эту собачью будку. Посреди помещения в пляшущем, неровном свете свечи на меня с характерным прищуром, оценивающе, смотрел местный главарь Свекл, одетый в совсем непримечательный матросский холстинный сюртук.

- Милости просим, дорогой гость, а ты, - он указал пальцем на моего сопровождающего, - обожди-ка за дверью.

Я и не думал возражать, лишние уши мне были ни к чему. По скрипучим половицам подошел к столу и уселся на стул, но не прямо напротив Свекла, а чуть боком, развернув корпус к двери.

- Господин Головин, нет нужды скрывать лицо, - главарь осклабился, показав почерневшие остатки зубов, - кто вы такой мне известно, думаю, и вы меня знаете, раз осмелились сюда прийти …

Скачать книгу "Декабристы. Перезагрузка. Книга вторая" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Попаданцы » Декабристы. Перезагрузка. Книга вторая
Внимание