Пастыри чудовищ

Елена Кисель
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: В питомнике для магических зверюг что ни задание — то бешеные фениксы, драккайны-людоеды, вепри-алкоголики, маньяки-аристократы… Здесь всем рулит варг с кнутом на поясе и диким желанием спасать всех подряд. И обитают работнички, у которых даже больше тайн, чем у меня. Ещё тут обретается моё жуткое прошлое. Препарирует бабочек с ледяной усмешкой. И вот сюда-то я влез с туманным заданием от непонятного заказчика. В общем, внутренний инстинкт визжит о том, что пора поскорее сигать с этого корабля. Только вот вопрос — получится ли.  

0
108
87
Пастыри чудовищ

Читать книгу "Пастыри чудовищ"




ПЕРЕКРЕСТЬЕ. ГРЫЗУН ЗА БОРТОМ

«…стереотипы, существующие в отношении данного вида грызунов,

крайне устойчивы, поэтому неподготовленного исследователя

могут поразить некоторые их повадки…»

Энциклопедия Кайетты

«КРЫСА» ЧЕТВЁРТОГО РАНГА

К некоторым Судьба поворачивается спиной.

Моя несется навстречу с распахнутыми объятиями. Тормозит в двух шагах и проводит прямой и сильный в челюсть. Добавляет пинков ногами куда попало и насвистывает, удаляясь — мол, до следующего раза!

В «Честной вдовушке» всегда было тесновато и шумновато, а нынешним утром — и вовсе не протолкнуться. То ли просто всем захотелось пивца с утреца, то ли Гильдия объявила какой-то съезд, и теперь каждый сознательный наемник стремился в таверну.

Душно, дымно, остро пахнет копченой рыбой и свежим хмелем: вдохнешь — считай, что выпил-закусил.

— Подпустить холодку? — спросил я от двери. Потер ладони, взвел в простейшем жесте Холода — и Дар протащил по комнате прохладную струю.

Разговоры не смолкли, кости о столы брякать не перестали, старый Эрл продолжил мочить в глиняной кружке усы. Двое-трое кивнули приветственно от столов.

— А! Холодочек ты мой!

Милка явилась из подсобки: в одной руке — две высокие кружки, во второй — миска с солянкой и копченая кефаль, голова повязана алой косынкой, на полных щеках — мягкие ямочки. Послала звучный поцелуй по воздуху.

— С ранёха сидим — аж освежить некому. Уж так ко времени! Пивко-то, может, тоже охладишь, а, Далли? Холодное-то — оно вкуснее. И в счет долга, в счет долга пойдет.

— С удовольствием, дорогая, — отозвался я, изловчился и облобызал одну из пахнущих ванилью щек. Как она только ухитряется пахнуть ванилью, когда все вокруг пропиталось пивом, рыбой и яичницей? — Где пациент?

Милка выбралась из-за стойки, проворно сунула солянку тонкогубому взломщику за стойкой, рыбину — Кровавому Арри, втиснула обе кружки на стол к гомонящей компании наемников третьего ранга, прощебетала в сторону остальных «Не нужно ль чего?», махнула цветастой юбкой и порхнула обратно, заливаясь смехом.

— Ну уж нет, Кейн! Оставить тебя наедине с моим бочонком — да ни в жизнь! Видала я, какими ты глазами на него смотришь: будь твоя воля — в храм бы потащил.

— И это был бы мой лучший брак, — проворчал я. — То есть, как ты можешь, дорогая, принимать мои самые серьезные намерения на счет твоего пива? И пусть пиво у тебя самое лучшее…

— Старый льстец!

— …с твоей неотразимой красотою ему уж точно не равняться.

Милка вытерла пухлые ручки тряпкой и, заливаясь смехом, кивнула в сторону подсобки: посмотри, мол, на вожделенное.

Вожделенное было дубовым, пузатым и внушительным и приветливо побулькивало. Холодок от моих пальцев бочонок принял как родной: не в первый раз.

Милка стояла над душой, похмыкивала и помахивала тряпкой.

— Налью с полпинты, — предупредила. — Но только, Далли, если ты и дальше собираешься со мной расплачиваться разве что холодом…

— Обижаешь, красивая, — я поиграл бровями и понадеялся, что вышло с намеком. — Я сюда, между прочим, не только по своей воле. То есть, конечно, твоя неотразимая краса — это первая причина, но кое-что вот еще…

Милка потухла, брюзгливо дернула щекой. Скосилась в сторону лестницы, возле которой ненавязчиво торчали два типчика из Гильдии. Типчики давно сроднились с лестницей и с таверной, с виду были неотличимы от подгулявших торговцев и могли перерезать вам горло раньше, чем вы додумаетесь объяснить, что просто ошиблись лестницей.

— Шел бы ты, Далли, — негромко и укоризненно сказала Милка, по рассеянности плеснув мне добрую пинту, — к дружкам своим. Кому нужны неприятности.

Я забрал кружку, попутно кивнул ребятам у лестницы: мол, тут, явился по вызову. Спешить не следовало: дела у Гильдии темны, наверх могут позвать к полудню, а могут — вовсе не позвать. Забиться в угол, утащить у кого-нибудь из-под локтя кусок маринованного осьминога, сидеть, жевать, любоваться Милкой. Представлять, как это: день за днем охлаждать рыбу и пиво в маленькой таверне.

Только вот кому нужны неприятности. Кому нужен муж из Гильдии.

Тварь внутри — паническое существо в серой шубке — пискнула, принюхалась, махнула голым хвостом: ничего, мол, Сор, перегрызем, переварим. Не такое переваривали.

Выбор углов и полутемных столов был велик: в «Честной вдовушке» вечно царил полумрак на тот случай, если нагрянут законники. Но компании подбирались все больше знакомые и по интересам. Второй ранг «дельцов» облюбовал самый темный угол и под винцо смаковал высокую политику; у стены играли в ножички взломщики; три «ломщика» на счетах пытались выяснить — кто кому больше задолжал с прошлого месяца. Поблизости от них одиноко примостился Малыш Хью — но к нему меня в компанию тянуло меньше всего. Неровен час, нагрузится — слушай потом, сколько душ он загубил с семилетнего возраста.

— Здорово, Сор! — прилетело из центра зала. — Эгей, греби сюда, тут не штормит!

Эштон-Весельчак дождался, пока я водружу свою полную кружку посередь пустых. Не успел я отодвинуть для себя стул, как кружка опустела наполовину, а Эштон утер рыжеватые усы под уважительное «Мастак!» братии с соседних столиков.

— …но выпить тут не наливают, — продолжил Весельчак и жизнерадостно икнул. — Тут дуются в кости. Серьезная игра для тех, кто понимает. Есть, что поставить?

Я покопался во внутреннем кармане куртки и извлек огурец. Плотный, коротковатый и грешащий легкой небритостью: в общем, есть нечто столь похожее на себя — почти кощунство.

Хрусть!

— Вот незадача. Кажись, я могу играть только в долг, Эш. Если мне, конечно, обломится сегодня. Скажи — мне сегодня обломится?

Эштон широко развел подкупающе чистые ладони. Этими самыми ладонями он без колебаний сворачивал шею, если, конечно, ему за это платили.

— Э! Сами вот сидим и ждем, ждем и сидим… И дуемся в кости с мизинчиками.

«Мизинчики» обиженно надули губы. Низший пятый ранг, мальчики на побегушках, вообразившие, что с получением статуса наемника на них прольется дождь из серебра и злата. Эш с его четвертым рангом для «мизинцев» казался небожителем.

— А ты… — тот, что постарше, с жидким подобием бороденки, неумело изображал хрипотцу. — Какой профиль?

— Кишки я выпускаю, — доверительно сказал я. — Глотки режу, травлю да удавливаю — понятное дело, когда в хорошем настроении. Как загрущу — начинаю зубами в носы вцепляться, а пальцами в глаза. К слову, взгрустнулось что-то.

Хрусть.

Весельчак заржал, глядя на недоверчивые прищуры «мизинчиков». Сколько лет этой шутке, а все не приедается.

— Пф, — наконец отозвался младший — тонкогубик с острым профилем. Его товарищ, господин Пародия на Бородёнку, пихал его под локоть с опаской.

— А что, непохож?

Огурец кончился. Я полез доставать бутерброд с селедкой из второго кармана. Молодчики тем временем доходили — прям-таки тесто на дрожжах. Само собой, они-то считают, что настоящий наемник должен быть красивым, как Стрелок, воинственным, как Мечник, мудрым, как Целительница и хитрым, как Даритель Огня, ну, или как Шеннет-Хромец, которого считают воплощением Дарителя, всё равно.

— Пф, — определился тонкогубик. — Ты — и «уборщик»? Как бы не так.

— Насквозь видят, а? — развеселился Эштон, который как раз и был по профилю из «уборщиков», хоть и вечно представлялся чем-то более безобидным. — Сор, ты и впрямь на себя-то глянь: для наемника ты слишком толстый, слишком старый, слишком…

— Люблю селедку? — договорил я, впиваясь зубами в бутерброд. — Ну да, ну да. Старушенции Гойре, которая уделала советника Крайтоса ядовитым шипом, было за девяносто, к вашему сведению. Мне вдвое меньше, так что вроде как рано кормить могильных рыб. И знавал я одного наемничка по прозванию Мускусный Бобр. Весил втрое против меня. Как-то восьмивесельную ладью потопил. Просто прыгнул в нее, да и все тут, правда, не по заказу, шутки ради. Кого б еще припомнить? А, Смрадная Салли…

— Пф, — осмелился теперь уже второй мизинчик. — Ты ведь не убиваешь на самом деле. Не знал, что «снеговики» нужны Гильдии.

Клиентам-то, конечно, подавай незаметных. Способных тихо всадить нож, воткнуть ядовитый шип, метнуть дротик. Или влезть по отвесной стене на крышу замка, а после протиснуться в водосток (вот уж что у меня точно не получится!). Открывающие двери, убивающие десятком разных способов, шныряющие, вынюхивающие, ломающие замки ударами кулака. Быстро бегающие, наконец. Эти нужны Гильдии.

Вот молодые да ярые вечно и недоумевают: на что Гильдии Чистых Рук невнятное и неуклюжее отребье с Даром Холода, вроде меня.

— Ну, в Гильдии же не только «уборщики» толкутся, — ухмыльнулся Эштон. — У нас же всякого добра навалом. У Сора, например, отличная деловая жилка, любое дело вмиг обтяпает и чего угодно из-под земли достанет. Спасибо, к слову, за тот кинжальчик, Сор. Опробовал: вещь безукоризненная.

Я кивнул — всегда пожалуйста. Принял от Весельчака кости. Встряхнул в ладони — может, хоть малость повезет…

Кости весело запрыгали по столу, обернувшись двумя единицами.

— Ты, значит, из «дельцов»? — не отставал тонкогубик. Я качнул головой.

— Специальность у меня другая.

— Сор в своем деле — мастер, — Весельчак явно был настроен исполнять сагу в мою честь. — Если уж где явился — значит, где-то что-то выкинут на помойку, а? Или кого-то. Легендарная личность, да — правда, кое-кто считает, что он из бывших законников, а кто-то — что и из действующих… но это ж мелочи, да? Но самое главное — это Рифы. Как ты сумел сбежать с Рифов, позволь спросить?

Лапища Весельчака нежно выкатила кости на доски — и выпало четыре и пять. «Мизинчики» выражали физиономиями недоумение, смешанное с недоверием.

— Плевое дело. Месяц за месяцем я приучал альбатросов. Поймал восемь штук, связал так, чтобы они смогли меня унести…

Новички забыли метать кости. Весельчак от души наслаждался моим рассказом о полете на орущих альбатросах над бушующим морем. Нам с альбатросами встречались шторма и корабли пиратов, а в спину дышала погоня из надсмотрщиков тюрьмы. Шторма мы пролетали, корабли огибали, на погоню же альбатросы цинично гадили с высоты.

— Сколько слушаю — не устану, — хохотнул Весельчак, когда я закончил своим эффектным приземлением прямёхонько в спальню милой поварихи. — А прошлый раз, помнится, ты притворился выброшенным на скалы гигантским кальмаром.

Я развел руками — всего, мол, и не упомнишь. Тюрьма на Рифах — то, о чем можно рассказывать бесконечные байки… но о чем не хочется вспоминать.

«Мизинчики» отвлеклись заказать еще пива. Эш улучил минуту, нагнулся ко мне.

— Слыхал, тебя законопатили налаживать деловые каналы по сбыту пушнины.

— В Хартрат, — кивнул я. — Теперь вот выдернули.

— Давно в Вейгорде?

— Чуть ли не с девятницу. Позвали вот только сегодня.

Эштон закачал головой, зацокал языком. Когда Гильдия призывает своего наемника, срывая его с уже данного контракта, — плохой знак. Но если наемника не вызывают к поверенному Гильдии сразу же после прибытия в нужный город — знак вдвойне нехороший. Может, переговоры ведутся. А может, торг за шкурку наемника.

Скачать книгу "Пастыри чудовищ" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Фэнтези: прочее » Пастыри чудовищ
Внимание