На взлёт!

Ольга Голотвина
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Сбылась мечта Дика Бенца: он стал капитаном собственной летучей шхуны. Правда, приходится заниматься контрабандой. И почему-то с каждым рейсом в жизни молодого капитана появляются новые враги... как будто прежних мало! Но Бенц не из тех, кто прячется от приключений, иначе он не взялся бы распутать загадочную историю десятилетней давности. Слово дано – и теперь придется узнать, кто стоял за срывом сватовства к халфатийской принцессе, как были похищены королевские свадебные подарки, где спрятано сокровище. А если для этого придется побывать в загадочном Халфате, где опасно бывать чужеземцам... что ж, Дик Бенц отправится в путь! Ничто не остановит его, лишь бы над палубой его корабля звучали три самые главные команды. Крылья распахнуть! На взлет! Курс держать!

0
284
66
На взлёт!

Читать книгу "На взлёт!"




I. ОБРЕТЕНИЕ ЛИЛОВОЙ ЖЕМЧУЖИНЫ

Сашеньке, моей дорогой невестке – с любовью.

1

...И ветер почуять,

Скользящий по жилам,

Вослед парусам,

Что летят по светилам...

(Э. Багрицкий)

– Не снижаться! Высоту держать! Если в этой темнотище врежемся в скалу...

– Капитан, – тревожно крикнула пастушка, поднявшись из «мокрого трюма» на палубу, – лескаты еле тянут! Устали после дневного перелета!

Дик Бенц удержал ругательство. Мара не виновата. Лескаты привыкли к дневным перелетам и ночному отдыху. Им нет дела до того, что на хвосте у «Миранды» повис корабль таможенной охраны.

– Что хочешь с ними делай, – рявкнул капитан пастушке, – хоть себя им по кускам скорми, а чтоб несли шхуну! Если нас зацапает таможня, не лескаты в тюрьму отправятся!

Мара без единого слова вернулась в «мокрый трюм».

Бенц поднял глаза. Снизу обе мачты казались почти такими же длинными, как у морских судов. Сверху вниз проворно двигалась темная тень – это по вантам спускался Райсул.

– Капитан, грот зарифлен, – доложил из-за плеча Бенца боцман Хаанс.

Бенц кивнул. Да, нельзя и мечтать о настоящей скорости, о лихой гонке, если «Миранду» медленно тянет вниз. Но и корпус корабля – тоже большой парус.

В эту страшную ночь вся маленькая команда шхуны стояла на аварийной вахте... нет, не вся. Лита Паучок мирно спала, не подозревая об опасности.

Пусть спит. Заслужила. Именно благодаря ей сейчас погонщик старается увести корабль в облака – и не боится угодить в грозовую тучу. Все грозы, что злодействуют над Иллией, размечены на карте. Они далеко, они даже краешком не заденут «Миранду».

Какая все-таки удача – иметь в экипаже мага-погодника! А девушка еще и становится сильнее. Раньше падала в обморок после каждого пророчества, а теперь ее просто тянет в сон. Глядишь, со временем научится разгонять непогоду с пути корабля!..

Если доживет.

Если этой ночью «Миранда» не будет в щепки разбита копьеметами таможенников. Или не разобьется о скалы, потому что Простак и Лапушка не смогут поднять ее выше.

О боги, Старшие и Младшие! Этой ночью он, Дик Бенц, ведет на верную смерть семь человек. Да сам с ними идет, восьмой...

Если сейчас он приземлится и сдастся, его ждет виселица. Тут не выкрутишься: трюм полон шелка, и все рулоны – без таможенных печатей. А прочим леташам – только каторга. Шанс выжить. Боцман уже был на каторге – и сумел бежать...

Дик Бенц представил себе хрупкую Литу, которая, в запряжке с другими каторжницами, тащит, спотыкаясь и падая, по подземным переходам тележку с рудой. Представил себе красавицу Мару, гордую спандийку, в лапах скотов-надсмотрщиков. Представил старика погонщика, который с трудом поднимает кирку, пытаясь нарубить столько угля, сколько надо, чтобы получить дневной паек. Представил юнгу, в прошлом – забитого раба. Парнишка только-только начал выправляться – и опять под плети?

Эти образы мелькнули перед глазами капитана – и он устыдился. Какой еще плен, что за позорные мысли?

Бенц стиснул кулаки. Для него мир внизу был гигантской черной кляксой, мир вверху прятал звезды в облаках, и лишь расчеты говорили капитану, где сейчас находится шхуна.

К счастью, мрак был непроницаем лишь для человеческих глаз. А у штурвала сейчас стоял илв, беглец из леса Форенуар, который ночью видел лучше людей.

Бенц подошел к рулевому. Сейчас, во мраке, эту темную фигуру можно было принять за человека. Не видно было ни шерсти на загривке и плечах, ни лица, похожего на собачью морду, ни желтых круглых глаз. В ясный день илв надевал повязку из тонкой, почти прозрачной материи, чтобы уберечь зрение. Зато ночью он мог вовремя увидеть любую опасность впереди. Хорошо, что Бенц заранее научил корабельного плотника стоять у штурвала.

– Что по курсу, Филин?

– Пока чисто, – высоким, птичьим голосом прощебетал илв. – Внизу – плохо. Скалы. Нельзя опускаться.

Это капитан знал и без Филина.

– Курс держать! – только и сказал он рулевому. И пошел к себе в каюту – проверить этот самый курс.

Там, при неярком свете магического светильника (огня на летучем судне быть не могло), Бенц еще раз произвел расчеты. Да, он вел корабль к спасению... ну, к надежде на спасение. Если дотянут лескаты.

Дик Бенц вернулся на палубу.

Ночь была врагом. Ночь раскачивала корабль на черной ладони, грозила уронить в мешанину из скал и деревьев.

Полная луна тоже была врагом – и хорошо, что она почти все время пряталась в тяжелых кучевых облаках. Ее свет был лжив. Только дразнил, показывал внизу не настоящие ущелья и скалы, а хитрую игру теней.

Но луна могла ненадолго стать и союзницей. Выглянула на миг – и на ее сияющем фоне обрисовались клотик и часть шкаторины грот-марселя. Корабль-преследователь мелькнул – и исчез.

«Не меньше четырех лескатов у них в «мокром трюме», а то и пять! – со злобной завистью подумал капитан Бенц. – Можно давать тварюшкам передышку. Двое тянут, остальные отдыхают. А наши-то...»

Капитан сосредоточился, привычно нащупывая чувства лескатов. Получилось это не сразу: Бенц был слишком взволнован. Пришлось представить себе «мокрый трюм».

Латунные стены, слабо освещенные вделанной в потолок пластиной магического светильника. В открытые вентиляционные отверстия льется воздух. Черная вода внизу. По ней в высоких сапогах ходит Мара, в руках у пастушки черпак на длинной ручке.

А под низким потолком парят Лапушка и Простак. Массивные туши, похожие на скатов – потому и прозваны летучими скатами. Но широкие лапки, вроде лягушачьих, нарушают это сходство.

Лескаты держат на себе корабль, тянут его вверх, упираются в доски крепкими спинами. В их плоские горбы-мозоли вшиты магические талисманы, увеличивающие подъемную силу. Мара зачерпывает трюмную воду, льет в отверстия на спинах лескатов. Там, внутри этих туш, вода разделяется на водород и кислород. Водород тянет вверх тварюшек – а с ними и судно...

Эта мысль помогла капитану поймать чувства Простака и Лапушки.

Усталость. Тоска. Страх. Непонимание – что за страшный враг там, внизу, держит их в воздухе, не дает опуститься?

«Надо помочь Отцу, – подумал Бенц. – Ему трудно вести двоих, таких усталых. Они вот-вот перестанут слушаться, а враг рядом...»

И едва эти слова – «враг рядом» – мелькнули в мозгу Дика, как враг воистину оказался рядом.

Страшная тень нависла борт в борт, и яркий зеленоватый свет залил палубу «Миранды».

Бенц не видел своего преследователя. Не смог бы сказать, сколько копьеметов направлено сейчас на шхуну и сколько леташей хлопочет возле них.

Капитан в этот миг подумал о главном.

Рука сама вскинула ко рту рупор, и Бенц заорал:

– Вверх, собака ты старая!

Дик еще не успел «отпустить» сознание лескатов. Поэтому его тоже накрыло той волной ужаса, которую погонщик метнул тварюшкам:

«Враг! Лютый! Пасть! Снизу!»

Простак и Лапушка от страха обрели новые силы. «Миранда» рывком ушла вверх, нырнула в облака, в промозглое, холодное блаженство – спасены, спасены!

Нет, поправил себя Бенц, пока не спасены. Облака непостоянны, облака опасны!

И еще... толчок был двойным!

Капитан пошел среди водяных капель, висевших вокруг, по палубе туда, где должен был находиться люк, а возле люка – погонщик.

Он внимательно смотрел под ноги, поэтому не споткнулся об ошкуренное бревно, лежавшее на палубе.

Вот он, сдвоенный толчок! Все-таки успели по «Миранде» засадить из копьемета!

Над бревном, касаясь ладонью его заостренного конца, склонилась щуплая фигурка.

Капитан положил юнге руку на плечо. Парнишка поднял голову. Светлые волосы его были мокры, как трава росистым утром.

– Пробили фальшборт, – доложил юнга.

– Не беда, Филин залатает.

Оба говорили тихо. Бенцу вспомнилось, что в Королевской небоходной академии шли ожесточенные споры между преподавателями – глохнут ли звуки в облаках? Так или иначе, Дик не хотел рисковать. Внизу, по кромке облака, ходил таможенный корабль.

Лицо юнги было сейчас так близко, что капитан видел волнение и азарт. Но не страх! Бенц знал, что юнга боится только чужих людей – если они рядом, а не где-то за облаками. Да и боится не так сильно, как прежде.

– Выкрутимся, Рейни, – сказал Дик тихо и пошел на поиски погонщика.

Несколько шагов – и из водяной взвеси возникла фигура сидящего человека. Бенц опустился рядом, на посыпанную песком палубу, такую же сырую, как и все вокруг. На миг его охватил ужас: бревно, пущенное из проклятого копьемета, могло скользнуть чуть левее – и убить того, кого экипаж называл Отцом. Того, кто был для Дика правой рукой и лучшим другом.

– Давай помогу, – негромко сказал капитан. – Кого брать?

– Простака.

Бенц сосредоточился. Да, он слышал обоих лескатов, чувствовал их тяжелую усталость и отчаяние. Но он умел различать тварюшек, таких разных. Лапушка была капризнее и своенравнее, она не только боялась, но и злилась: почему ее мучают, почему не дают отлежаться в воде? Простак был спокойнее и доверчивее.

Когда погонщик передал капитану управление одним из лескатов, нарушилось равновесие, шхуна накренилась на правый борт, но тут же выпрямилась.

Бенц полностью ушел в мысленную связь с Простаком. Он рисовал ему образ хищной клыкастой пасти, что ходит кругами внизу и поджидает, когда Простак опустится. Но это ненадолго, скоро враг уплывет, можно будет отдохнуть.

Удерживать леската на лету было трудно, и Дик подивился мощному взрыву эмоций, которым старый Маркус Тамиш только что ухитрился швырнуть корабль в спасительное облако.

«Нужен второй погонщик, – сказал себе Дик. – Старику тяжело одному».

Но это легче было сказать, чем сделать. Погонщики знали себе цену и не рвались на борт шхуны контрабандистов...

Когда Бенц и Отец убедились, что лескаты не пытаются взбунтоваться и что шхуна дрейфует вместе с облаком, погонщик обернулся к капитану:

– Это не таможенники.

Дик не сразу понял, о чем говорит старик, но тут же капитана обожгло понимание:

– Ты про то, как он нас высветил?

– Да. Я слышал про такие штуковины, а один раз видел. Магический светильник меж изогнутых зеркал.

– Да? – загорелся капитан так, что чуть не заговорил в полный голос. Но спохватился, продолжил шепотом: – А самим такую штуку сделать нельзя? Или заказать?

– Мощный светильник, сынок. Раз в десять дороже того, что вмонтирован у нас в «мокром трюме».

– Ого!..

– А значит, – завершил свою мысль помощник, – это не таможня. На таможенный корабль такую дорогую игрушку не поставят.

– А куда поставят? На военные корабли?

– Не на каждый, разве что на крупный... Но что здесь делать флагману иллийского флота и с какой бы стати он гонялся за нашей мошкой-букашкой? Нет, сынок, самые дорогие украшенья ставят на личные корабли членов королевских семей. Припомни, кто из их-будь-они-неладны-высочеств чувствует к тебе особое расположение?

Шхуна накренилась на левый борт: Простак, ощутив смятение капитана, из последних сил подался вверх. Успокоив его и выровняв крен, Дик Бенц взволнованно взглянул на Отца:

Скачать книгу "На взлёт!" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Внимание