Серебристая Чаща. Часть 3

Е. Ермак
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Заключительная часть романа, который посвящен трагической гибели взрослой женщины. Автор дает свое объяснение причинам, которые повлекли за собой ее смерть.

0
223
10
Серебристая Чаща. Часть 3

Читать книгу "Серебристая Чаща. Часть 3"




Но ведь невозможно всю жизнь сидеть дома? Олег от природы совсем не смуглый, а оттого, что сидит дома полтора месяца, похож на привидение, да ещё эти темные круги под глазами. Маргарита Васильевна всерьез была озабочена состоянием своего сына. Он стал вялым и все больше лежал. Перечитал почти всю домашнюю библиотеку, остались только книги, которые и сама Маргоша не могла осилить.

— Наверное, нам придется выйти с тобой, сын. Я буду рядом, и если ты захочешь, то буду идти чуть в отдалении.

Олег испуганно посмотрел на нее.

— Я не хочу, ма…

— Но однажды тебе придется это сделать. Через месяц начнется новый учебный год. Я думаю, нужно потихоньку выходить. Давай просто сходим к киоску Союзпечати, может, там интересный журнал захочешь купить?

Алексей прислушивался к их разговору.

— Не пойму, из-за чего сыр-бор, вообще? Ты болел, теперь выздоровел. Чего дома сидеть? Раньше, наоборот, тебя не дозваться было с улицы…

В комнате по стенам бегали солнечные зайчики. Высокая береза за окном шелестела ветками. Был выходной, и Маргоша пожалела, что завела этот разговор, пока муж был дома. Вечером Маргарита Васильевна пошла провожать мать на электричку.

— Погостила и хватит, верно?

— Ты мама хорошо живёшь, спокойно. Я тоже хочу пожить так однажды.

— Для этого тебе нужно остаться одной…

Они прошли через лес и вышли на выложенную серыми плитками дорогу к платформе. Здесь чемодан на колесиках резво и скоро катился. Маргарита Васильевна только направляла его. Солнце было ярко-ржавым, оно медленно садилось, превращая окружающее в кадр фантастического фильма. Высокая сухая трава окружала дорожку, по которой они шли. Плитки местами были вытащены, украдены. На них колесики чемодана застревали, и Маргоше приходилось прикладывать усилия, чтобы приподнять чемодан.

— Что ты туда положила? Вроде, когда ты приехала, чемодан был гораздо легче!

— Олег твой книжек мне насовал, сказал, что я совсем не просвещённая! — мать улыбнулась.

— Я так благодарна тебе! — вдруг сказала Маргоша.

— За что?

— За то, что ты не о чем не спрашиваешь… Хотя раньше меня это задевало. Я думала, что тебе не интересна ни я ни мой ребенок.

Маргоша посмотрела на мать, ожидая от нее протеста, но мать не сказала ничего. Вот и думай, может, и правда, они ей не интересны. Хотя с Олегом мать общалась в этот свой приезд много. Ладно, что теперь об этом говорить… Едва они сели на единственную скамейку, которая была на длинной платформе, как раздалось заунывное приветствие электрички. Маргарита Васильевна ощутила тоскливое ожидание чего-то неотвратимого, печального. Всегда вечером на пустынной платформе ее охватывали такие чувства. Казалось, что в электричке едут люди, пребывающие в другом измерении, и когда заходишь к ним в вагон, то ощущаешь себя чужаком ровно до следующей остановки. Потом заходят новенькие, и ты уже становишься старожилом, а они чужаками. В ночной электричке обычно не слишком уютно, словно не можешь себе найти места, как неприкаянный едешь куда-то, пока нормальные люди уже дома, пьют чай и готовятся ко сну.

Маргарита Васильевна подошла к едва заметной метке на асфальте платформы, где обычно оказывалась вагонная дверь при остановке состава, и подозвала мать. Они наскоро обнялись и мать шепнула на ухо:

— Кроме тебя и Олега мне никто никогда не был интересен.

Маргоша впихнула чемодан в тамбур и спрыгнула обратно на платформу. Двери закрылись и электричка умчалась в Москву. С поезда сошли только две женщины и направились к дороге, ведущей в поселок. Маргарита Васильевна пристроилась за ними. Уже потемнело, и комары начали свою атаку. Женщины не пошли через лес, несмотря на то, что были вдвоем. Маргарита Васильевна рассчитывала идти за ними, так как одной по темноте в лесу уж больно неуютно. Пришлось и ей идти в обход. Поселок засыпал, загораясь окнами домов. На улице слышались только песни под гитару, которые в теплые вечера иногда распевала молодежь. Маргарита Васильевна чувствовала себя одинокой после отъезда матери. Теперь не с кем обсудить бытовые мелочи или помолчать о своем затаенном. Она снова одна наедине с мужчинами, одного из которых любила больше жизни, а другого раньше едва выносила. Сейчас Алексей не вызывает почти не вызывает никаких эмоций.

Маргарита Васильевна пришла домой. Было тихо. Из окна на темную кухню струился свет от фонаря. Слышался лёгкий храп Алексея. Маргарита Васильевна пошла в душ, чтобы смыть с себя остаток длинного дня. Ее неизменный ритуал в любой день. Омовение, без которого она с трудом засыпала в дни, когда болела и нельзя было мыться из-за высокой температуры или колотящего озноба. Вода в поселке мягкая, расслабляющая. После душа Маргоша завернулась в махровый халат и пошла заглянуть к Олегу пожелать ему спокойной ночи. До тех пор, пока она не дотронулась до ручки двери, ее сердце билось спокойно. Но вот она коснулась прохладного металла, и страх заставил ее тело одеревенеть. Она почувствовала, что за дверью сына нет раньше, чем увидела пустую кровать, оставленный включенным ночник, вокруг которого жил своей уютной жизнью освещенный мирок во тьме комнаты. Маргоша схватила себя за волосы и стала тянуть, чтобы стало больно, чтобы можно было заплакать. Она затопала ногами, совсем не заботясь о том, что ночь и что под ними соседи. Она замычала так громко, что вбежал Алексей в комнату и прикрикнул на нее:

— Совсем рехнулась?

Маргарита Васильевна схватила ремень, который висел на перекладине в открытом шкафу, и стала хлестать Алексея по лицу, по рукам, по животу, пока он не упал и не взмолился:

— Ты же убьешь меня, остановись! Прошу тебя! — он, взрослый мужчина, всхлипывал и размазывал слезы по лицу с красными полосами от ремня.

Маргарита Васильевна опустилась на пол рядом с Алексеем:

— Где Олег? Он сбежал! Почему ты это допустил?

— Что я такого сделал? Парень хоть воздуха глотнет чуть-чуть.

— Олег колется.

— Что? Что ты несёшь, полоумная? — Алексей пришёл в себя и из него полезла его привычная грубость.

— Я позвоню в милицию и заявлю на него. Пусть лучше его в КПЗ подержат, чем он умрет от передозировки! — Маргарита Васильевна вскочила и бросилась к телефону. Алексей с кряхтением поднялся и положил руку на рычаг телефона:

— Нет.

— Я не хочу, чтобы мой мальчик умер! — закричала Маргарита Васильевна.

— Если за него примется милиция, то сможет навесить на него кучу нераскрытых дел! Ты в своих тетрадках закопалась, не видишь ничего. На той неделе пьяного мужика за автобусной остановкой на смерть забили. Говорят, что подростки.

— На той неделе Олег дома сидел!

— Это мы с тобой знаем. Ментам ничего не докажешь! Пошли искать его. Сами. Я фонари возьму. Да, не реви ты. Мы найдем его.

Они одели куртки и вышли. Ночь была уже прохладной. Фонари на улице горели, слышались лягушки с пруда и негромкий стук обуви по асфальту. Поселок спал. Сначала они пошли к санаторию, где в маленьком доме культуры иногда показывали фильмы и проводили дискотеки. В санатории было темно. Он стоял заброшенный, и только таблички возле лесных тропок гласили: маршрут для пациентов с лёгочными заболеваниями, маршрут для пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Маргоша подумала, что ей бы подошла табличка с маршрутом для безнадёжных больных. В санатории они встретили только компанию из двух целующихся парочек лет пятнадцати максимум и пьяного сторожа, который лежал в беседке на скамейке и храпел словно заводящийся трактор. Пришлось вернуться в поселок. Они стали заходить во все подъезды домов, которые попадались на их пути. Обнаружилось ещё несколько подростков, но никто из них не видел Олега. Они оба устали и почти не разговаривали. Стало уже светлеть, наступало серое утро. Около дома Маргоша вдруг хлопнула себя по лбу и начала материться. Алексей непонимающе уставился на жену:

— Что такое?

— Господи, как же я раньше не догадалась, где его искать!

Маргоша кинулась к подъезду, где жила Людмила. Алексей побрел за ней. Почему-то у него совсем не было уверенности в том, что Олег там. Ведь родители Ромки должны понимать, что Олега будут искать, и ни за что бы не позволили ему остаться на ночь. Но Алексей не стал кричать этого в спину Маргоше. Пусть сама удостоверится. Маргарита Васильевна позвонила в дверной замок. Резкий пронзительный звук раздался в глубине квартиры. Маргарита Васильевна снова утопила кнопку звонка и уже держала ее в таком положении, пока не послышались ругательства и шарканье тапок по полу. Дверь распахнул Николай в серой майке, плотно обтягивающий живот, с всклокоченными волосами и узкими со сна глазами. За его большой спиной угадывалась фигурка Людмилы. Это она хрипло встречала утро проклятиями:

— Какого чёрта, пожар что ли?

Маргарита Васильевна резко, но не без усилия отодвинула хозяев в сторону и ринулась в квартиру, оставив Алексея разбираться с супругами. В квартире стоял застоявшийся запах сна, было сумрачно, в одной комнате спал старший сын Игорь, в другой спал Ромка. Маргоша быстро осмотрела маленькую неопрятную комнату. Олега тут не было. Стоял стул с ворохом накиданной одежды, стол с неубранной посудой, на полу валялись носки разных мастей. Ромка сопел в одежде на незастеленном диване, укрытый теплым полосатым пледом. Маргоша подошла к нему и тронула за плечо, потом потрясла. Никакой реакции. Зашла в комнату Людмила:

— Что тебе от него нужно?

— Олег мой где?

— А мы почём знаем? Иди давай домой, учительница! — Людмила окончательно проснулась и боевой дух ее проснулся тоже. Она собиралась сегодня как следует выспаться. После вчерашнего рейда по электричкам у нее тянуло поясницу.

— Твой Ромка наркотиками балуется! И Олега моего на них посадить хочет!

— Ну, ну! Мели, Емеля, твоя неделя! Иди давай, говорю! Нету твоего сына у нас! — Людмила приняла позу сахарницы, подбоченившись и широко расставив худые ноги, торчащие из-под халата.

Маргоша торопливо и заискивающе заговорила:

— А он был вчера вечером у вас дома, Олег мой?

Хозяйка сочувственно посмотрела на Маргошу и покачала головой:

— Мы поздно с Колей вернулись. Не могу тебе сказать. Ромка спал уже.

За всю их краткую беседу Ромка даже не пошевелился, хотя солнечный свет уже струился в окно, парень только громко и глубоко дышал.

Маргарита Васильевна опустила голову и вышла из комнаты. По лицу бежали слёзы. Она их машинально слизывала. Позади себя она оставляла проснувшуюся рано квартиру и ее обитателей. Загорелся свет на кухне, слышалось шипение яичницы на сковороде, кто-то наливал себе в чашку чай. Маргарита Васильевна очутилась в темном подъезде и рука об руку с Алексеем покинула его. Потом они долго поднимались по лестнице на свой этаж, отпирали дверь, заходили в свою квартиру. Олега по-прежнему не было. После бессонной ночи, проведенной на ногах, Алексей выглядел и чувствовал себя совершеннейшим стариком. Он подумал, что надо бы что-то съесть перед тем, как лечь в кровать и забыться сном, но силы оставили его. Маргарита Васильевна не успела снять куртку, как Алексей уже спал. В голове стучала одна единственная мысль, зачем что-либо делать. Зачем раздеваться, зачем принимать душ, зачем готовить обед, зачем дышать. Зачем? Если Олега нет. Маргоша не ощущала себя живой. Она даже подошла к зеркалу в прихожей, чтобы убедиться, что всё ещё существует. Глаза провалились, остались только темные круги, рот повис перевернутой галкой, волосы выглядели так, будто их никогда не касалась расческа. Маргарита Васильевна облокотилась о стену и медленно сползла по ней на пол. Через мгновение она поняла, что катается по полу и воет. Наверное, так легче. Представляешь, что ты собака, или колобок из сказки, которого мотает по полю, а ее Маргошу по полу. Она чувствовала себя так словно ее душа отдельно, а тело отдельно, и смотрела на себя со стороны. Вот её тело перекатывается от одной стены к другой, вот изо рта свободно льется заунывный вой. А вот вдруг заверещал, затренькал обычно молчащий телефон. Красный, гладкий корпус. Мечта ее молодости, когда у нее не было своей выделенной телефонной линии. Маргарита Васильевна подумала, что могут звонить с работы и решила не подниматься с пола. Телефон замолчал, но спустя пару минут зазвонил снова. Маргарита Васильевна не хотела, чтобы проснулся муж, и решила выдернуть вилку из розетки. Но для этого пришлось бы отодвигать тяжёлый пуфик, а сил у нее не было. Маргарита Васильевна встала и прошаркала к телефону, намереваясь снять трубку и положить ее рядом с аппаратом. Пусть звонят! Но блестящая красная трубка захлебывалась от чьего-то голоса, и Маргоша прислонила ее к уху.

Скачать книгу "Серебристая Чаща. Часть 3" бесплатно

100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
КнигоДром » Детектив » Серебристая Чаща. Часть 3
Внимание